(Виденье 7)

Если бы не Лена, я и не узнал бы столько! Ее бесконечные вопросы к Матери часто превращались в беседы по три-четыре часа. Рассказы Матери об устройстве мироздания могли длиться бесконечно. Часто с таким удовольствием Мать поясняла нам множество подробностей, о которых мы и не спрашивали даже.

На том уровне, где перед Матерью Вселенной сидят йоги, шла постоянная и размеренная жизнь. Кто-то приходил, кто-то уходил. Некоторых йогов я не знал, но их знала Лена и она спрашивала о них. Я находил того или иного человека и пересказывал внешность или особенности одежды. И эти детали совпадали. Было удивительно просто, найти любого и посмотреть в каком он состоянии, что сейчас делает.

Естественно, я оставался наблюдателем. Никакого участия в жизни кого-бы то ни было я не принимал. Больше всего это доставляло удовольствия самой Лене. Я всегда рассказывал что делает она сама в тонком мире. Ее место там никто не мог тронуть. Этот неприкосновенный пятачок охраняется ею как зеница ока. Смеха от этой ее активности было всегда предостаточно. Мать постоянно потешалась, глядя на некоторых из нас.

Вообще, надо сказать, что юмора там очень много. Мимика и движения Матери часто доводили меня до слез от смеха. Мать обычно сидит на кушеточке, вытянув ноги. Иногда Стопы укрыты тканью, иногда нет. Я заметил с самого начала, что вокруг нет цветов. Однажды я был свидетелем такого эпизода.

Была пуджа и Мать сидела в красивых одеждах на большом кресле. Вокруг появилось много красивых цветов. Пуджа там совсем не похожа на пуджи, которые проходят здесь. Когда все закончилось, появилась любимая кушеточка Матери. Одежда поменялась. Мать устраивалась на кушетке. Вдруг Она увидела на земле стебелек от цветка. Она наклонилась и указала пальцем, чтобы убрали упавший стебелек.

Тогда я спросил у Матери, почему в будни около Нее никогда нет цветов? Ведь обычно они всегда есть здесь, в физическом мире! Ответ Ее очень рассмешил меня.

-Понимаешь, в чем дело. Когда я сижу полулежа, вытянув ноги и вокруг стоят цветы, это похоже на катафалк...

В следующую секунду я так расхохотался! Ответ был неожиданный. Ну кто-бы мог подумать. Мне такое и в голову не пришло бы. Это интересный момент, кстати. Мать проецирует в мире тонком часть себя человеческой, из мира земного. Такого было предостаточно, когда Мать смешила меня. Как-то раз появилась негативность (я расскажу об этой истории позже) в виде черного дыма, стелящегося по земле. Прошло недели две, прежде чем эта негативность была устранена.

Охранник, один из солдат, охранял то место, куда забили этот дым. Однажды Мать показала рукой на часового.

- Вы только посмотрите на него! Он спит! И это Мои воины! Я их кормлю, воспитываю... Посмотрите, каким богатырским сном он спит! Это удивительно просто!

Действительно, солдат спал. Его копье и щит лежали рядом. Широко раскинув ноги, солдат наслаждался сном. Но Мать не сердилась по-настоящему. Это было все сказано Ею с еле сдерживаемой улыбкой. Она пожурила немного одного из своих сыновей и оставила его в покое.

Бывали странные странности. Абсолютно на ровном месте, как говорится, что-то появлялось без ведома Матери. Так однажды я вдруг заметил на небе приближение некой странной звезды. Она светила будто искусственным светом. Лучи ее были широкими, попеременно сменяли друг друга как полосы у зебры. Светлый луч, потом будто луч-тень, потом опять светлый.

Звезда пролетала мимо, ее лучи коснулись Матери и моего тела. Я спросил: "Что это такое?" Мать пояснила, не сказав ни слова, что это некий святой. И что очень хорошо любому попасть под его лучи. Что это за святой, куда он летел и откуда, было непонятно. Таких эпизодов было достаточно много. Объяснений им у меня нет.

Иногда, появившись в мире тонком, я обнаруживал, что Матери нет на своем месте. Тогда я находил Ее неподалеку. Она сидела тихонько, спиной ко мне, на возвышенности типа холма. Она смотрела будто с высоты на просторы, разлившиеся перед Ее Стопами. В такие минуты я никогда не тревожил Матушку. Тихонько оставлял Ее в своих раздумьях и удалялся...

Иногда Она брала меня с собой и я просто тихонько сидел рядом, ничем не отвлекая Мать. Эти минуты особенны, это так всегда было спокойно и просто... посидеть с Матушкой в тишине...