(Виденье 5) У креста

След на моем лице оставался еще три дня от увиденного и пережитого. Соседи и знакомые, встретив меня на улице, первым делом спрашивали что у меня произошло. Это случилось в январе 2007 года. Я, как всегда, поздно проснулся. Захотелось немного посидеть в тишине. Состояние в то утро было подавленным. Я пошел в свой укромный уголок, уселся и посмотрел на Мать.

Шри Матаджи, как обычно, сидела на своей скромной кушеточке. С Матерью, спиной ко мне, сидел Человек-Бог. Это был второй раз, когда я видел Христа. Высокий, в простой одежде, очень похожей на те одежды, в которых стояли те, к кому приводила меня Мать. Он сидел на краешке, немного наклонившись к Матери. Они о чем-то тихо беседовали.

Я обратил внимание на Мать. Сегодня Она была грустная. Я не припомню, чтобы я видел Мать в таком печальном состоянии. Вдруг зазвонил телефон. Я переключился на звонок и на несколько секунд мое внимание покинуло тонкий мир. Звонил Валентин. Он сказал, что пришло сообщение о Матери, якобы Ее положили в больницу. После короткого разговора, я вернулся обратно. Мне подумалось, что может именно поэтому я вижу Мать печальной сегодня! Если Ее самочувствие ухудшилось, отражение этого можно наблюдать в мире тонком.

Как обычно, я присел на свое место. Иисус, по-прежнему, тихонько разговаривал с Матерью. Я подумал, что наверное мне не стоит сейчас находиться здесь. Да и состояние мое не столь хорошее сегодня. Пока я сидел там, у меня появилось чувство вины за свою жизнь, за совершенные ошибки. Эх, никчемный я человек, по большому счету...

Мысли мои будто задели Христа. Он повернул голову чуть в сторону налево и, не глядя на меня, произнес. Я прочитал Его мысли, обращенные ко мне. Он сказал примерно следующее:

-Ты сейчас коришь себя за поступки свои?! Тебе так трудно сейчас?! Каково было мне тогда? Что Я пережил тогда... на кресте?!...

Отзвуки укора послышались мне. Он был недоволен моими мыслями. Это было очевидно. Я не знал что делать, и решил все-таки не мешать своим присутствием. Иисус опять повернулся к Матери и Она вдруг сказала:

-Покажи ему...

Он встал, повернулся ко мне и сказал, чтобы я следовал за ним. Я покорно подчинился. Мы пошли вправо от Матери и вскоре оказались на некой каменистой почве. Это было, как монтаж в кино. Только что мы были в одном месте и вот, сделав несколько шагов, оказались в другом. Небольшая возвышенность, я видел вдалеке что-то вроде откоса или скалы. Светло, тепло. И крест! Высокий крест стоял перед нами. Голгофа! Да, это было именно то самое место. Здесь произошла ужасная казнь нашего Спасителя!

Иисус сказал мне присесть у креста. Сам повернулся и медленно удалился обратно. Я присел, посмотрел на удаляющуюся фигуру и почему-то пошел обратно за Ним. Догадка будто, испугала меня, зачем меня привели сюда! Но только я приблизился к Матери и Христу, Он указал мне рукой и сказал, чтобы я вернулся обратно и посидел под крестом. Пришлось возвратиться.

Неужели я буду сейчас свидетелем того самого дня? Мне не верилось и сердце забилось чаще от мыслей таких. Я смотрел на это место и было такое ощущение, что само мироздание навечно запечатлело этот день в памяти своей. Мне показалось, что иногда на моем месте бывают другие. И вот пришло время и мне стать свидетелем. Но зачем? Я не выдержу этого, даже когда смотрю фильмы, не могу спокойно смотреть на эту трагедию...

Послышалось приближение толпы. Гул из голосов и шуршания ног по земле. Людей было не так много, как я думал, но и не мало. Я видел приближающегося Христа. Его руки были привязаны к доске на Его плечах. Волнение переполнило меня окончательно. В мою сторону шел живой крест! Избитый и истерзанный, уставший Сын Бога Всемогущего! На свою казнь людьми шел Сам Бог!

"Мне не выдержать этого" - подумал я. "Нет, такое зрелище сейчас разорвет мое сердце." Успокоить себя было невозможно никакими способами. Это было выше сил моих человеческих. Это то, чего не могло быть, это так неправильно все, это так обидно и страшно. И где-то на смену ужасу стало приходить смирение, я стал готовиться к остановке и своего сердца. Но какая-то сила вдруг вошла в меня. Будто кто-то ввел мне успокаивающее лекарство и я почувствовал, что мне помогают вынести все, что сейчас произойдет.

Может быть поэтому мне не показали как забивали гвозди. Эти самые мучительные мгновения будто чуть быстрее прокрутили перед моими глазами и я не заметил их. Христа уже поднимали солдаты. Перекладину, которую принес Иисус, крепили с Ним же к перекладине на кресте.

И вот Он, покорный и простой, Божественный, прибитый грубыми гвоздями, возвышался над толпой. Он смотрел на стоящих перед ним людей, на солдат, на свою Мать! Мария сидела на коленях перед крестом метрах в трех-четырех. Слезы катились по Ее щекам. Но Она не рыдала! Я очень хорошо запомнил лицо Матери! Она с такой гордостью смотрела, не отрываясь, на своего Сына! С такой великой гордостью!!!

Я смотрел снизу вверх, высоко подняв голову. Никто не видел меня. Я сидел ради мгновения, которое вскоре произошло. Он глянул вскользь на меня и этого было достаточно, чтобы услышать слова Его!

- Никогда не вини себя, никогда не делай этого. Не обесценивай того, что сделал Я для вас! Вы не сможете... Вы не пройдете до конца, не попадете в Царство. Не оскверняйте жертву, принесенную для вас и ради вас! Так нужно, и Я беру все грехи ваши, плачу собой за вас! Все это ради вас всех! Ты понимаешь? Понимаешь, почему Я здесь? Идите дальше теперь, идите свободными от груза своего! И не предавайте сделанное для вас....

Пронзило меня насквозь все сказанное! Просто иголками прошило тело мое и потрясло! Я сидел потрясенный у Стоп Христа, у столба этого проклятого... Понимание вошло в меня и я будто стал словами Его. Будто вот только теперь я стал знанием великим о миссии Его. Знал всегда, но головою только. И теперь я стал этим....

Ангелы... Ангелы кружили над местом этим. Я не сразу заметил их. Их было примерно семь или шесть. Трое из них подлетели к ранам Христа. Они прильнули в кровоточащим ранам на теле Его и стали вдувать прохладу. Не отрываясь, они вдували прохладу. Я как почувствовал это. Будто живая заморозка постоянно вдувалась в раны и боль была меньше или ее не было вообще...

Прошло какое-то время, я будто отвлекся и потом, когда посмотрел вверх, увидел поднимающуюся душу Христа! Большую и величественную! И маленький огонек на груди Его чьей-то человеческой души, как медальон из маленькой звездочки, качался на груди Спасшего в тот день - нас всех...