(Виденье 8)

- Ты хотел знать, почему ты? Вот твоя книга.

Мать открыла книгу. Страниц заполненных было лишь с десяток-полтора.

- Придет доверие к тебе. Оно уже есть и еще зародится и приумножится. Сейчас вспомни тот день, когда трое Великих подходили к тебе...!

- Переполнен сейчас? Да, это очень много для человека.

Мне некуда деть эмоции, а Мать вполне буднично и лишь немного серьезно говорит все это. Я догадываюсь, о чем пойдет речь. Доверия... а сколько недоверия будет...

- Твоя ответственность настолько крепка, ты сам не знаешь. Если тебя будут истязать и требовать написать ложь, ты не напишешь ни слова неправды. Это и есть ответ на твой вопрос. Все просто.

- Но есть еще кое-что. Ты сам! Это сложнее и еще более ответственно. Пока ты даже не замечаешь этих соблазнов. Ты даже не подозреваешь о них. Уверенность твоя как скала сейчас. Но река эта живая и следующий поворот - неизвестность.

- Может, мне лучше просить Вас остановить сердце мое, если я переступлю черту?..

- Оставь, это пустое. Не в этом дело, понимаешь, не в этом. Нет, ты не до конца понимаешь. Оставим это сейчас.

- Твоя свобода сейчас проста в освоении. Ты говоришь то, что видел, а это легко. Память надежно хранит все это. Потом, что будет потом? Просто помни об этом.

Мать улыбается. Вроде все так серьезно, но Мать улыбается.

- А как иначе? Моих сил достаточно исправить любую ситуацию. Камень ограненный, готовый к вставке в изделие берегут последние минуты с особой осторожностью. Благодари свой труд в прошлом. Сейчас ты не чувствуешь себя причастным к прошлому пути, но он - неотъемлемая часть тебя. Ты сейчас - продолжение, по сути. Оно сольется с прошлым опытом, позже. Вот почему ты чувствуешь оторванность. Еще неизвестно ничего. Когда полноценно будет все усвоено в настоящей жизни, тогда оно присоединиться к прошлому и будешь уже одним целым.

- Посмотри, какое платье у меня сегодня.

Я уже давно заметил, стоит мне немного напрячься и стать серьезным, как Мать начинает отвлекать меня, шутить и улыбаться. Мое внимание с трудом отрывается от услышанного. Но потом так хорошо на душе. Будто любовь разливается по телу.

И чего я сейчас вспомнил про глину ту?! Однажды я видел, как Мать мяла в руках кусок глины и вдавливала в него какие-то зерна.

- Я объясню тебе. Зерна - это некоторые из вас. Неважно кто именно. Да, вы правильно догадались, это консервация. Глина - это тело матери земли. Если хочешь сохранить зерна - спрячь их в глину. Если хочешь, чтобы зерна не нашли - спрячь их в глину. Кто сможет перекопать всю землю? И, если хочешь, чтобы эти зерна никогда не проросли - спрячь их в глину.

- Но зачем кого-то прятать...

-Этого тебе не следует знать пока.
Мать отвернулась, как-бы по своим делам. Уже знаю, можно смело покинуть это место. Немного подождав, удалился. Я посмотрел на уровень, где Мать перед йогами. Она будто ждала моего появления. Показала в ту сторону, откуда я только пришел.

- Та часть Меня отвечает, ведет тебя по страницам. А платье... Я не случайно показала его. Запомнил рисунок на нем? Эти мелкие повторяющиеся узорчики. Понимаешь? Хорошо!

Боже, понимаю, как читается все это. Ой, да что я думаю об этом! Иной раз не понимаю сам, это труд мой или будто развлечение у меня такое. Слишком много свободы мне, дураку... слишком. Но если честно... так приятно!

И нет пророка...

Стабильно не меняется, что по логике и в пути давно. И должно бы измениться уже. Надежно неверие и крепки сомнения. Постигшему не передать приобретенное словом своим. Весть донести невозможно не идущим рядом. Их время впереди, а ты позади говоришь времени их. Тебе лучше быть в другом месте, но не здесь. Тебе часто лучше не быть вообще. Оттенок печали заслуживаешь, произнося это. Пока живой и разный, говоришь... Пока можешь, говоришь... Закончатся слова позже и язык не захочет больше работать. Весть нести и быть неслышимым - удел странный. Отчасти и спасение от многого в этом. И только мощей твоих или пепла частичек коснуться волны звука тихого от одного, потом от десяти, потом от сотни, потом от других. Но где будешь ты в миг тот?! Где странствовать будешь тогда?! Не надейся. И там не будешь пророком признанным. И никто. Многие из Богов даже не избегали участи этой. Утешение ли, закон ли такой? Только соратники смотрят в сторону отражения твоего. Но что проку, утешения мало - бросают в тебя пригоршни славы. Они уже попутный ветер и многие братьями стали. А сколько ветров вокруг, сколько направлений, не счесть. Но летят ветры и лишь одинаковость в глазах печалит сердце твое. А может это сожаление человеческое? Минута слабостью окрасилась. Хорошо, что уже через две подобное останется в прошлом...

(Виденье 7)

Если бы не Лена, я и не узнал бы столько! Ее бесконечные вопросы к Матери часто превращались в беседы по три-четыре часа. Рассказы Матери об устройстве мироздания могли длиться бесконечно. Часто с таким удовольствием Мать поясняла нам множество подробностей, о которых мы и не спрашивали даже.

На том уровне, где перед Матерью Вселенной сидят йоги, шла постоянная и размеренная жизнь. Кто-то приходил, кто-то уходил. Некоторых йогов я не знал, но их знала Лена и она спрашивала о них. Я находил того или иного человека и пересказывал внешность или особенности одежды. И эти детали совпадали. Было удивительно просто, найти любого и посмотреть в каком он состоянии, что сейчас делает.

Естественно, я оставался наблюдателем. Никакого участия в жизни кого-бы то ни было я не принимал. Больше всего это доставляло удовольствия самой Лене. Я всегда рассказывал что делает она сама в тонком мире. Ее место там никто не мог тронуть. Этот неприкосновенный пятачок охраняется ею как зеница ока. Смеха от этой ее активности было всегда предостаточно. Мать постоянно потешалась, глядя на некоторых из нас.

Вообще, надо сказать, что юмора там очень много. Мимика и движения Матери часто доводили меня до слез от смеха. Мать обычно сидит на кушеточке, вытянув ноги. Иногда Стопы укрыты тканью, иногда нет. Я заметил с самого начала, что вокруг нет цветов. Однажды я был свидетелем такого эпизода.

Была пуджа и Мать сидела в красивых одеждах на большом кресле. Вокруг появилось много красивых цветов. Пуджа там совсем не похожа на пуджи, которые проходят здесь. Когда все закончилось, появилась любимая кушеточка Матери. Одежда поменялась. Мать устраивалась на кушетке. Вдруг Она увидела на земле стебелек от цветка. Она наклонилась и указала пальцем, чтобы убрали упавший стебелек.

Тогда я спросил у Матери, почему в будни около Нее никогда нет цветов? Ведь обычно они всегда есть здесь, в физическом мире! Ответ Ее очень рассмешил меня.

-Понимаешь, в чем дело. Когда я сижу полулежа, вытянув ноги и вокруг стоят цветы, это похоже на катафалк...

В следующую секунду я так расхохотался! Ответ был неожиданный. Ну кто-бы мог подумать. Мне такое и в голову не пришло бы. Это интересный момент, кстати. Мать проецирует в мире тонком часть себя человеческой, из мира земного. Такого было предостаточно, когда Мать смешила меня. Как-то раз появилась негативность (я расскажу об этой истории позже) в виде черного дыма, стелящегося по земле. Прошло недели две, прежде чем эта негативность была устранена.

Охранник, один из солдат, охранял то место, куда забили этот дым. Однажды Мать показала рукой на часового.

- Вы только посмотрите на него! Он спит! И это Мои воины! Я их кормлю, воспитываю... Посмотрите, каким богатырским сном он спит! Это удивительно просто!

Действительно, солдат спал. Его копье и щит лежали рядом. Широко раскинув ноги, солдат наслаждался сном. Но Мать не сердилась по-настоящему. Это было все сказано Ею с еле сдерживаемой улыбкой. Она пожурила немного одного из своих сыновей и оставила его в покое.

Бывали странные странности. Абсолютно на ровном месте, как говорится, что-то появлялось без ведома Матери. Так однажды я вдруг заметил на небе приближение некой странной звезды. Она светила будто искусственным светом. Лучи ее были широкими, попеременно сменяли друг друга как полосы у зебры. Светлый луч, потом будто луч-тень, потом опять светлый.

Звезда пролетала мимо, ее лучи коснулись Матери и моего тела. Я спросил: "Что это такое?" Мать пояснила, не сказав ни слова, что это некий святой. И что очень хорошо любому попасть под его лучи. Что это за святой, куда он летел и откуда, было непонятно. Таких эпизодов было достаточно много. Объяснений им у меня нет.

Иногда, появившись в мире тонком, я обнаруживал, что Матери нет на своем месте. Тогда я находил Ее неподалеку. Она сидела тихонько, спиной ко мне, на возвышенности типа холма. Она смотрела будто с высоты на просторы, разлившиеся перед Ее Стопами. В такие минуты я никогда не тревожил Матушку. Тихонько оставлял Ее в своих раздумьях и удалялся...

Иногда Она брала меня с собой и я просто тихонько сидел рядом, ничем не отвлекая Мать. Эти минуты особенны, это так всегда было спокойно и просто... посидеть с Матушкой в тишине...

(Сон 3) Где-то во вселенной.

Февраль 2008 г.

Нас было человека четыре. Жарко, под ногами сухая земля. Ни одного облачка на небе. Мы шли рядом с Матерью. Она шла уверенно и бодро. Мы приближались к окраине какой-то деревни. Местные жители уже собрались. Матери предстояло впервые в истории этого человечества дать людям опыт реализации, пробудить Кундалини.

Мы подошли к людям. Я посмотрел на эту толпу, и мне немного поплохело. Неуверенность в затеянном наполнила меня. Я смотрел на лица этих простых, бедных людей, и в моей голове никак не укладывалось, как они что-то поймут. Невежество царило в этом мире. Люди были совершенно «сырые». «Как им можно что-то объяснить?» – подумалось мне. Мать повернулась ко мне, будто прочитала мои мысли.

— Ничего, мы справимся. Вот увидишь, все получится...

Сон закончился. Я проснулся и не мог сообразить одной вещи. Ведь я не был среди первых учеников Шри Матаджи. То, что я увидел, действительно имело место в семидесятых годах. И Мать действительно ходила по деревням и давала простому люду реализацию. Но меня там не было. Тогда что я видел?

Все оказалось просто. Будущее! Я видел будущее, которое, возможно, произойдет когда-нибудь. Но будет это не на Земле!..

(Глава 11) Одно целое.


По мере освоения метода был, помнится, такой период, когда я совершенно не принимал и не воспринимал других людей. Тех, кто живет с нами рядом, простых и разных людей. Говорить с ними было совершенно не о чем. Так казалось несколько лет. Мы не говорили вслух, но всегда считали себя особенными. Это и так, и не совсем так.

Хотя Мать и говорила нам, что особенность присутствует в нас. Мы пробудили Кундалини, мало кто это сделал из живущих на Земле. Все это так. Но только мы забыли, для кого стараемся. Ведь знания эти и становление – для всех, не только для нас. Да, каждый из нас предстанет и ответит. Мы найдены. Но что делать остальным, тем, кто в полной темноте?

И вот наступило мое прозрение однажды, и я вдруг увидел красоту других людей. Это могли быть изгои общества, измотанные жизнью, озлобленные, запутавшиеся, уверенные в праведности своей, возгордившиеся... и многие другие. Иной раз ты не понимаешь, как некоторые из них ходят по земле? Что они принесут этому миру? Какой прок от них?
Но все оказывается совершенно по-другому, когда ты становишься тоньше.

Мне говорят, что этот человек ужасен и неисправим. Но, пообщавшись с ним, открываются такие прекрасные качества! Они где-то задавлены порой, но они есть. И эта проявившаяся капля красоты настоящей перекрывает всю дурь этого человека. И ты потрясен этим! 
Сострадание переполняет твое сердце к нему, и теперь ты ответственен за него, ты тот, кто может вытащить эти качества наружу. Достаточно лишь внимания твоего.

Мне часто совершенно не ясно, как люди не могут принять простые вещи. Принадлежность к той или иной религии сидит прочным камнем условности. Пророки поделены, религии и учения поделены. Ритуалы и поклонения в огромном разнообразии. Тогда как все небожители приходили к нам из одного источника. Они братья между собою! И как у нас хватает «ума» разделять их всех веками?!

Кажется, что логично отвернуться от тех, кто не видит. Но почему-то не оставляешь ты уже никого брошенным. В сердце твоем уже много места, и ты сам иногда чувствуешь себя матерью. Кто-то скажет, что не надо заботиться о нем, но и дети так иногда говорят родителям своим.

Я не вижу всех процессов, не всегда чувствую, что происходит. Но точно знаю, что любовь к людям – это нечто великое в нас, которое многим пока неизвестно. Мне посчастливилось однажды узнать на собственном опыте, что это такое!

Однажды Богдан рассказал мне одну историю, которая произошла с ним в Майами. Он прилетел туда, и его не встретили. У него был только номер телефона. Он нашел таксофоны, огромный ряд, и попытался дозвониться. Немного испугался, что оказался здесь один, среди чужих людей. Что делать, если его так и не встретят? В этот момент на него сошло нечто необыкновенное. Он вдруг стал видеть в каждом, проходившем мимо, родного человека.
— Это невозможно описать, – говорю тебе. – Это было так чудесно!

Богдану как-будто пришли на помощь, и у него на несколько минут открылось одно из качеств, спрятанных внутри. Он увидел в каждом своего родственника. Когда он попытался еще раз позвонить, то сзади похлопали его по плечу. Он обернулся и увидел своих встречающих. Как он сказал, было совершенно невозможно отыскать его в этом огромном количестве людей, но его нашли. Эти люди просто опоздали...

Я хорошо понял, что хотел донести мне Богдан. Наверное, даже если ты хорошо относишься к людям и вроде всех любишь искренне, это не то. Есть какая-то более глубокая сторона в этом качестве. Не познав разницы, не узнать этого. И мне так захотелось почувствовать то, что чувствовал Богдан!

Прошло две недели. Я ехал в метро и делал пересадку. Шел по переходу, и вдруг это произошло. Ни с того, ни с сего это опустилось на меня. И состояние мое будто трансформировалось из обычного в сверхпрекрасное. Люди вокруг превратились в самых любимых моих, вокруг шли мои родные, никого чужого не было. Старые, молодые – они все были моими родственными душами. Каждый был ценностью для сердца моего, каждый!...
Я стоял и смотрел на проходящих людей и впитывал опыт, данный мне в эту минуту Богом. Длилось это минуты две, и я почувствовал, как это состояние начинает покидать меня. 

Нежелание расстаться с этим состоянием не помогало. Это уходило... Я готов был отпилить себе ногу или руку, но только не потерять это. Буквально любую цену за это. Настолько оно чудесно! Позже я удивлялся такой жертвенности, память не могла воспроизвести все краски. Все закрылось...

Эта любовь часто не понимается другими, и ты становишься похож на ненормального, рассказывая подобное. Мать говорила нам, что мы будем похожи на странных людей. Мир так перевернулся, что подобные откровения настораживают людей, а подчас и пугают. Но это не юношеский порыв, это уже осознанная уверенность взрослого человека говорит во мне. Мы жили бы намного лучше, проявись в нас такое качество.

И времена эти настанут. Это произойдет неизбежно. Задуманное случится рано или поздно. Возможно, многие потеряются, но мир будет именно таким. Не через века, не через эпохи, все произойдет гораздо раньше. Иначе нет в нас смысла, иначе вся эта работа впустую. Гений создал этот мир, а Он не проигрывает. Иначе проиграем мы. И мы уже изменились, и процессы эти необратимы.

В одном из видений Мать рассказывала, что многие из нас уже не упадут никогда, даже если захотят! Изменения необратимые произошли, и свет уже укрепился, затушить его не сможет даже сам носитель! Законы становления индивидуума слишком прочны. Я пробую иногда выдвинуть глупость свою вперед, но основа, взращенная внутри, неизбежно побеждает падение и грязь, и невидимые крылья выносят меня обратно в просторы мира над моей головой.

Вот чему можно еще удивиться! Ты уже и упасть-то не можешь. Не фантастика ли все это, что происходит с теми, кому Шри Матаджи пробудила Кундалини?!... И ведь это повседневная реальность! Она уже не только твоя, она влияет уже на всех без исключений. На всех!

Ты, может, и не хочешь, может, не осознаешь, но уже несешь ответственность за нас всех. И убить любовь к людям невозможно, они все достойны жизни, и ты – лишь один из них, и вместе с ними ты имеешь значение. Ты – только клеточка огромного организма из душ человеческих.

Как отстраниться от тебе подобных, как оставить друг друга? Если это установится в каждом, любой из нас пойдет на крест с улыбкой... любой! И так же будет просить Отца Небесного простить неведающих. Да, как трудно это сделать с собой! Как трудно вырасти такими! Знаю...

(Глава 10) Веселые будни

Сейчас, вспоминая первые месяцы в йоге, только удивляюсь, сколько было прыти! Желание донести до всех появившийся метод пробуждения Кундалини было огромно. Мы были молоды, и энергии физической было хоть отбавляй. Помню, как перед приездом Матери я по ночам мотался на своем велосипеде по городу и расклеивал афиши и портреты.

Господи, и ведь клеили часто где попало. Выбирали открытые людные места, конечно. И где был мой разум иногда? Наклеил как-то ночью портреты Матери на окнах Дома культуры клеем «Момент». Понятно ведь, что на утро сотрудники ДК будут в ярости. Как мне рассказывал Богдан, он в свое время клеил рекламки на окнах автобусов в Лондоне. Партизанили, как могли. Один портрет Матери провисел на фасаде дома у моего метро два года! Никто не мог достать портрет, уж я постарался тогда. Обычная бумага с Ликом Матери, тем не менее, продержалась достаточно долго.

Эмоциональность была чрезмерной, не познав глубины, мы двигались верой и преданностью. Прохлада над нашими головами была маяком уверенности нам. Энтузиазм с задором делали свое дело. В то время, не знаю как, набрался тогда смелости и решил провести публичную программу на своей работе. Предприятие закрытое. Думал, не разрешат. Но Саня был на хорошем счету у начальства. Он все организовал и помог мне сделать объявление по внутреннему радио. Программу разрешили.
Накануне вечером уснуть я не мог. Волнение перед завтрашним выступлением убило сон. Помедитировал. Вроде все спокойно внутри. Загорелись сиянием указательные пальцы. Вишудхи. Ну, значит, Шри Кришна поможет! Поддержка была надежной, тем более что я позвал Валентина Цыганкова в помощники. Он обещал быть. «Вдвоем мы должны были справиться», — думал я.

Да не тут-то было. На сцене все было готово, собралось около 80 человек, оставалось минут 10 до начала. И тут выяснилось, что Валентин не сможет приехать. Вот это был поворот! Впрочем, это тоже ожидалось мною, боевое крещение, так боевое крещение. Ничего, справлюсь, должен. Публичное выступление у меня на тот момент было вторым по счету в жизни. Один раз я уже выступал перед публикой — в полуподвальном помещении перед тремя бабушками...

Актовый зал наполнялся, люди все подходили. Я стоял на сцене как тополь... тополек, точнее. Посмотрел на свои ноги. Трясутся — и все тут. Брюки трясутся вместе с ногами. Уж и так, и эдак пытался встать, не получалось. Сашка, друг мой по поискам истины, сидел в первых рядах. Он старался не мешать мне сосредоточиться, сам с интересом наблюдал за процессом. Отступать было некуда. Боже, как страшно! И все смотрят на тебя...

Первые фразы были такими угловатыми. Ох, не просто мне дались первые минуты своего выступления! Ужас публичного позора витал в воздухе. Но прошло минут пять-семь, и голос мой стал ровнее, спокойнее, увереннее. Никто не кричал, не кидал в меня помидорами, все тихо сидели и слушали. «Ну что же, так вот что я вам скажу, товарищи...» И пошло-поехало, да как все складно говорилось! Я сам заслушался.

Получилось! И потом получалось и получалось. Сразу как-то стало понятно, что готовиться к выступлениям совсем и не надо. Достаточно просто открыть рот, и все само собой произойдет. Бог вложит нужные слова в уста. Было так множество раз. Внутренняя отдача Матери в такие минуты творила чудеса. Люди получали опыт реализации легко, вибрации наполняли пространство, работа для Бога делалась на отлично!

Однажды в ЦСКА перед программой, как обычно, играли музыканты. Мать задерживалась, как это часто бывало. Публики собралось четыре тысячи человек. Такие программы всегда — событие! И вот музыканты спели все, что нужно и вдруг — пауза. А Матери еще нет. Небольшое волнение на трибунах. Мы стояли около сцены. Что делать? Матери все еще нет. Я говорю Богдану, что надо бы, чтобы кто-то выступил из йогов и сказал пару слов.

Он согласился. Поворачивается ко мне и дает микрофон.
— На, иди и говори.
У меня все переклинило внутри. Я же не себя имел в виду... Да как...? Что говорить-то?
Ну, такого счастья мне еще не было! Спасибо, Богдан, вот добрый человек!... Это не три бабушки и даже не сотня человек, здесь тысячи! Кое-как я сообразил, про что начинать. Начал с истории появления Сахаджа Йоги. Слава Богу, Мать появилась минуты через четыре, и я, объявив появление Ее Святейшества, присоединился ко всем остальным.

Юмора в наших поездках и общении было столько! Наверное, несколько книг можно написать. Чего стоит история с нашими йогами, которые проводили опыт реализации в одном из районов Москвы перед жителями. Лето, жарко. Команда «десанта» вооружилась кем-то принесенной трехлитровой банкой сока. Сидя перед аудиторией на сцене, йоги периодически подливали себе в стаканчики яблочный сок.

Вещали новичкам о тонком мире и утоляли жажду соком. А сок-то этот был немного забродившим. Первым почувствовал себя как-то не так Толя Громов. Бывший десантник, афганец, Толик понял, что пространство вокруг начало как-то двигаться и глаза моргают медленнее. Ох и смеялись мы, когда он рассказывал, как почувствовал хмель. Это ему за то, что сбежал с собственной свадьбы, наверное.

Тот период многие часто вспоминают. Первые годы становления Сахаджа Йоги в России были пропитаны живой работой, энтузиазмом, открытостью и доверием друг к другу. Было безоблачное небо над нашими головами, и мы радовались как дети. Да, собственно, мы и были детьми. И тот разговор, которому я стал однажды свидетелем, та фраза, что Мать мне повторила четыре раза, никак не вязалась в моем сознании с всеобщим состоянием дел.

(Виденье 6)

По мере освоения тонкого пространства, Мать стала открывать мне другие места. Это происходило неожиданно, но мягко. Поднимая свое внимание над головой, я вдруг обнаруживал Мать совершенно в другом месте. В другой одежде и с другим рельефом вокруг. Ища прежнее место, к которому уже привык, я легко находил его. И также легко мог теперь бывать в новом месте. И там - и там присутствовала Мать.

Позже я стал понимать, почему так происходит и что мне показывает Мать. Она учила меня и знакомила с разными своими аспектами. Один из таких уровней оказался очень красивым. Побережье моря, белый песок. Я всегда появлялся там и видел Мать, сидящую на скромной скамеечке в полтора метра длиной. Скамейка эта стоит как бы в проеме рамы, похожей на балконную. В двух шагах море, которое находится по левую руку Матери. Море всегда спокойно.

По правую руку Матери, метрах в четырех, песчаный обрыв и тропинка наверх. Обрыв метров 5 высотой. Наверху видна верхняя часть каменного дома. Туда я ни разу не поднимался. Яркое солнце, теплая летняя погода. Очень приятно всегда бывать там. Сидеть тихонько на песке и смотреть на Матушку! На этом уровне произошло много событий. Они не уложатся в голове многих людей, но было так как было. Я не все расскажу пока. Некоторые события слишком невероятны.

Однако, когда я сам начинал сомневаться в том, что вижу, а такое часто бывало, события происходившие в мире земном рушили мои сомнения буквально в пыль. И, как правило, Мать показывала что произойдет непосредственно перед тем, как все случится в нашем физическом мире. Именно здесь, на берегу моря, я видел трех Богов. Именно здесь Мать показывала мне природу своего мужа. Отсюда я отправлялся в несколько своих путешествий.

Существует еще один интересный уровень. Удивительно, но Андрей тоже видит его, но только с некоторыми другими деталями. Пирамида. Существует место, где мы видим Мать, сидящую на пирамиде. Это каменное сооружение высотой не более трех-четырех метров. Здесь Мать почти всегда в полном своем вооружении. Здесь Она смотрит на весь мир далеко-далеко. Здесь Мать часто в золотой короне, иногда в красивом шлеме. С длинным жезлом или посохом в руке.

Здесь я видел армию из солдат. И еще здесь стоят странные коконы в человеческий рост. И странные люди в богатых одеждах. И здесь я выгляжу на фоне всего этого как серенький мышонок. Все, что здесь происходило, придумать просто невозможно. Моей фантазии на такое явно недостаточно. И здесь Мать показывала некоторые вещи, происходящие в тайне от основной массы йогов в мире физическом. Здесь Она раскрывала мне обман и показывала, кто является носителем негативности. Об этом и другом будет написано позже.

Существует несколько уровней или таких мест, где Мать больше меня в объеме на порядок или на два - Ее физическое тело больше моего. Как правило, в таких местах Мать помогает мне разобраться в чем-то или лечит меня. Здесь проявляется Ее физическая невероятная сила. Находиться здесь - все равно, что сидеть перед энергией вселенского масштаба. Как правило, это сумрачные пространства вокруг и здесь незримо бушуют мощные энергии. Этого не видно, это скорее чувствуешь каждой своей клеткой.

Существует еще одно фантастическое место. Оно действительно фантастично! Там нет ничего удивительного, но ощущения там невероятны! Это место открылось мне, когда я написал 9-е послание. Моя работа была завершена, я это чувствовал - сделано то, что должно быть сделано. На следующий день я шел в школу за ребенком и Мать появилась в этом удивительном месте во всей своей Богоприродной Красоте!!! Уверяю любого, это - ощущение присутствия перед Первозданной Матерью!!!

Желтовато-бежевые тона пространства, сухая земля светлых тонов, постоянный ветерок. И Мать, большая и величественная. Она сидит будто на большом камне неправильной формы. Одна нога стоит на земле, другая на неровности камня. Правая рука Матери согнута и опирается на правое колено. Кулачек под подбородком. Часто обе руки Мать держит перед собой. Здесь полная тишина и покой мыслей. Здесь некая особенная святость.

Здесь никогда Мать не разговаривает. Она смотрит вдаль дальнюю и выражение лица Ее особенно осознанное, настоящее, глубокое! Здесь я бывал постоянно после посланий, несколько месяцев я приходил именно сюда. Как-то раз я отвлек Мать своей глупостью. Впрочем, Она не замечает здесь таких мелочей. Повернулась тогда, посмотрела в глаза и, как бы между прочим, ответила с улыбкой на лице.

-Все еще сомневаешься во всем этом....?

(Сон 2) Испытание

Февраль 2008 г.

Странно, но почему-то после пробуждения открылось сердце. Хотя в этом сне мне пришлось сдавать экзамен на надежность. Еще после пробуждения было чувство уверенности в том, что наступят времена, когда Мать доверит нам свою жизнь! Позже кое-что из этого сна произошло на самом деле.

Тогда у меня была «четверка» жигули. И вот во сне мне предстояло на моей машине отвезти Мать на программу. Настроение у меня было приподнятое. Мать села сзади. Рядом со мной кто-то из сопровождающих. Мы уселись в машину, и я посмотрел на Мать. Выражение лица Матери было такое, будто впереди нас ждут неприятности — серьезное и немного встревоженное.

Я вел машину предельно аккуратно. Наш путь лежал по какой-то горной дороге со щебенкой. Как это произошло, было совершенно мне не ясно. Будто в какое-то мгновение во время движения я вдруг исчез и появился через секунду. Машина задней частью уже катилась к краю дороги. Крутой откос, задние колеса уже были на самом краю. Тот, кто ехал с нами, выскочил. Я понимал, что и я успеваю выскочить. Но Мать никак не сможет выбраться из машины за секунду.

Тогда я открыл дверь и бросился под машину сзади. Колеса уже висели в воздухе. Откос был крутой, но я мог как-то на нем упереться ногами. Вцепившись в задний мост, я изо всех сил уперся в машину. Я буквально врос в машину снизу и как мог пытался вытолкнуть машину на дорогу. Все силы, какие только были у меня, отдавались ради спасения Матери.
И все получилось...

Мы вновь ехали с Матерью, но уже вдвоем. Я никак не мог понять, как такое могло произойти? Дорога шла вверх. Рано я перевел дыхание. Через несколько минут все вдруг повторилось, как в первый раз. Опять я почему-то отключился, и опять машина катилась с дороги. Мое сознание включилось за пару секунд до трагедии. Но я уже знал, что делать, и, не теряя времени, бросился под машину. И опять что было сил вытаскивал машину. И в этот раз все обошлось...

Вскоре мы въехали в город. Впереди показался огромный стадион. Именно туда нужно было доставить Мать. Мы въехали на прилегающую территорию. Мероприятие уже началось, и большинство йогов были на стадионе. Но, как обычно бывало, некоторые йоги еще ходили по своим делам по округе или общались друг с другом. Я обратил внимание, что никто из попадавшихся нам людей не замечали, что в машине едет Мать. Наверное, никто не догадывался, что Мать приедет на «четверке».

Мы подъехали и остановились около группы организаторов. Мать вышла из машины. Никто из группы стоящих йогов не заметил Мать. Они стояли полукругом и живо обсуждали дела насущные. Мать подошла к ним сзади. Она стояла и наблюдала за их спором. И никто не обратил внимания на Мать! Я был удивлен этому. Организаторы, человек десять, так увлеклись решением проблем...

Я стоял и смотрел на Мать, на этих йогов, и у меня в голове не укладывалось, как можно не видеть Мать, стоящую в полуметре! Затем я почувствовал, что мне пора удалиться и что дело свое я сделал. Я поклонился Матери и отправился на стадион. Огромное поле было заполнено йогами. Звучала песня, и все вместе пели и хлопали в ладоши. Я присоединился к йогам...

Только я открыл глаза, и сердце мое разлилось в разные стороны. Мне было так хорошо от того, что я смог все сделать, как надо, и не подвел Мать. Вспомнив, что никогда Мать мне не показывала в снах пустые события, я немного испугался. Потом, когда Мать приезжала в Россию, я часто был рядом и сопровождал Ее в поездках по городу и в аэропорты. И всегда помнил этот сон. Однажды мне позвонил Богдан, наш лидер. Его просьба подкосила мои ноги.

Шри Матаджи часто останавливалась в гостинице «Советская». Это не так далеко от меня. И вот однажды водитель наш, который возил Мать, куда-то пропал вместе с машиной. Нужно было уже ехать, а его нет. Голос Богдана прозвучал как приговор:

— Приезжай срочно в гостиницу, повезешь Мать!

Что я только не передумал, пока готовил машину! Укрывая покрывалом задние сидения, я хаотично вспоминал, где тут у нас горы? Где это может произойти? Неужели мне Мать заранее показала, к чему я должен быть готов! Куда это мы поедем сейчас? Проверил тормоза... Наконец успокоился и настроил себя на любую неожиданность на дороге. Нажал на газ и полетел к гостинице...