(Глава 4) Встреча с Матерью


Лишь позже стало понятно, что показал мне тогда тот сон, о чем известил меня. Вообще сны, которые приходили ко мне, очень часто были не совсем обычны. Будто некая сила тонкого мира показывала мне происходящее, давно произошедшее и то, что произойдет дальше. Пока не было у меня еще способности в сознании проникать в тонкое, на помощь приходили сны.

Известно, что когда во сне приходит Мать, это Ее желание! Никакая энергия не способна воспроизвести образ Матери. Если во сне мы четко видим Мать, значит можно считать это реальностью. За многие годы я слышал массу случаев, когда йогам снилась Мать, и никогда это не были пустые сны. Многие сны достойны освещения и внимания, ибо сбывались в точности позже, предупреждали и учили нас.

Я обязательно расскажу о нескольких моих снах, которые были далеко не случайны. Мне бы иметь более утонченное понимание их в свое время, но, увы, понималось все значительно позже. И тогда в августе 1989 г. приснился мне сон, извещающий меня о крушении абсолютно всех моих ценностей, накопленных за два десятилетия текущей жизни.

Моя мама родом из Белоруссии, и все свои каникулы я проводил в нашей родной деревне среди красивейших белорусских лесов. Река, запахи травы и яблок, кукареканье петухов, мычание коров и огромные просторы остались во мне на всю жизнь! Удивительной открытости и доброты люди, друзья и родные — все это часть моего детства.

Во сне я стоял на улице у дома своей крестной, наидобрейшей моей крестной, которая всегда ждала моего приезда. Самый гостеприимный дом, в котором я, а теперь и мои дети, всегда находили кров и уют. Я стоял у дороги на обочине. На улицу вышли люди из соседних домов. Все были немного взволнованы и смотрели в сторону неба на краю деревни.

Со стороны соседней деревни приближался смерч. Тонкая, разноцветная, высокая воронка медленно двигалась в нашу сторону. Все стояли в ожидании, и почему-то никто никуда не прятался и не убегал. Смерч этот ничего не разрушал, он просто двигался. Подойдя к краю улицы, на которой мы стояли, он превратился в прозрачное облако и продолжил свое движение вдоль улицы.

Вдруг все заметили на обочине россыпь алмазов. Люди стали поднимать их. Я тоже поднял несколько. И все почему-то знали, что если это таинственное облако проплывет мимо, то алмазы превратятся в лед. Неожиданно все стали убегать прочь от облака, никто не хотел потерять свое неожиданное богатство. Облако было уже в нескольких метрах.

Я дернулся было за всеми, но остановился и посмотрел на проплывающее мимо облако. Раскрыл ладонь и увидел, как несколько алмазов на моих глазах превратились в льдинки и медленно стали таять. Вскоре потекли ручейки чистой воды по бороздинкам моей ладони, и капли упали на землю...

Этот сон приснился за несколько часов до встречи с Матерью! На следующий день я получил свой опыт реализации. На следующий день рухнуло все, что было ценным для меня. Со следующего дня линии на руке перестали иметь значение. Со следующего дня началась новая жизнь — полная постижений новых знаний, накопления и становления ценнейших качеств, заложенных в нас пророками...

В то время я работал в Гохране. Это хранилище ценностей страны. Несколько лет я трудился на благо страны, обрабатывая алмазы. Мой непосредственный начальник, Саша Базаркин, был и моим хорошим другом. Он увлекался восточными учениями и мы часто беседовали с ним на эти темы. Сашка был слишком правильный и очень собранный. Он обладал достаточной мудростью и никогда не тянул меня в свой мир, но всегда с удовольствием отвечал на мои вопросы и делился всеми своими знаниями.

Я очень благодарен ему за то, что взял тогда меня с собой на программу Матери. Он побывал на одной из двух программ 20 августа. На следующий день, на работе, он вкратце рассказал мне о некоей женщине, которая приехала из Индии и распространяет опыт самореализации по всему миру. Я толком ничего не понял, но с удовольствием согласился пойти. И кто бы мог мне тогда сказать, на встречу с кем я поеду в тот день!

Подходя ко дворцу молодежи, где и проходило мероприятие, к моему собственному удивлению я почувствовал непреодолимое желание попасть внутрь. У нас не было билетов, но я точно уже знал, что попаду, не зная еще как. Пройду сквозь стену, пролезу через вентиляцию, но попаду. Странно и непонятно, откуда появилось это желание?! Однако все случилось как в сказке: мы достали билеты на самые лучшие места.

Мои глаза смотрели на женщину другой культуры. В яркой одежде, полная, немолодая. Речь Матери переводил Олег Анатольевич, впоследствии наш первый руководитель. Все было просто и вполне понятно. Я вроде все понимал, но связать все сказанное воедино никак не мог. В результате ничего толком и не понял. Получая свой опыт реализации, уже и не вспомню, что я тогда почувствовал. Только позже заболела голова.

После завершения мероприятия далеко не все покинули зал, многие наоборот пошли на сцену и выстроились в очередь к Матери. Люди подходили по одному, учтиво кланялись и о чем-то спрашивали Мать. Сашка куда-то пропал, и я остался один. Походил по залу, разглядывая происходящее. Подошел к сцене. В сопровождении Матери приехало несколько иностранцев из Европы. Молодые ребята, ученики Матери, что-то рассказывали людям из зала.

Кто-то из них подошел ко мне и что-то спросил. Рядом оказался парень, который перевел вопрос. У меня спросили, что я почувствовал? Я ответил, что разболелась голова. Тогда меня попросили зайти на сцену и сесть по-турецки. Молодой йог устроился позади меня и стал что-то делать. Через минуту у меня исчезла головная боль, о чем я с радостью известил своего «доктора».

Еще некоторое время я побыл в зале, наблюдая за людьми. Желания подойти к Матери не было. Да и о чем я мог спросить Ее? Ничего еще не сложилось во мне. Но адрес свой я оставил. Было интересно попробовать свои силы в этой неизвестной йоге. Домой я возвращался поздно. В метро вновь разболелась голова. Дня три голова не проходила.

Вот так и состоялось знакомство. Не мог я тогда в полной мере почувствовать ценность произошедшего. Но все-таки что-то подсказывало, что пройти мимо этого никак нельзя. Я ничего не терял, Сашка часто таскал меня на свои занятия, где я часто благополучно засыпал. Еще одна попытка узнать нечто новое не пугала меня. Мне было 20 лет...