(Глава 6) Обитель наша

Шли годы. Лишь близким друзьям я поведал эту историю, лишь тем, перед кем мне не было стыдно разрыдаться. Действительно, было невозможно пересказывать это путешествие. Слишком наполнены впечатлениями оказались те события. Проходило два, три, четыре года, а я не мог спокойно это рассказать людям. Эту историю, конечно, узнал Богдан, и однажды он при мне пересказал ее Матери! Боже, сколько Ты незаслуженно подарил мне подарков в жизни моей! Какими такими подвигами заслужил я столько милости от Тебя? Мне часто не верится, что все это происходит со мной…

Эта поездка была одной из самых интересных историй в моей жизни. И это было только началом тех удивительных событий, которые ожидали меня впереди. Лишь память возвращала меня в то путешествие, как начинали течь ручьями слезы. Это был 1990 г. Нашим коллективом руководил доктор Богдан — один из самых старых йогов, но не по возрасту, а по времени пребывания в йоге. Богдан был назначен Матерью нашим лидером и отвечал за Россию.

Богдан был сыном украинских эмигрантов, его родиной стала Австралия. Он вполне сносно говорил на смешанном русско-украинском языке, тем самым часто смешил окружающих. Богдан стал для многих настоящим примером того, каким должен быть йог. Дело было в конце лета или ранней осенью. Прошел год, как я занимался Сахаджа Йогой. Активности моей не было предела. Я жил йогой, буквально дышал всем этим. Богдан позвонил из Вены и сказал, что нужно кому-то съездить в Казахстан и дать людям опыт реализации. Я еще удивился. В Казахстан?! Откуда там знают о методе, в России еще никому не известном…

Странно было и то, что это была просьба Матери, и Она обратила свое внимание на эту поездку. Конечно, я был готов ехать. Взял отпуск за свой счет и вместе с напарником, Раулем Ананьевичем, мы полетели в Джамбул. Рауль Ананьевич был обрусевший грузин пенсионного возраста. Смешной и добрый дед. И вот мы, старый да малый, отправились в далекие края донести сокровенный опыт людям. Нас встретили как чудотворцев. Нас опекали и о нас заботились, будто мы высокие чины или короли. Это очень даже мешало.

Местные газеты и афиши в городе извещали население о публичных программах, которые намечались на завтра и послезавтра. Мы с Раулем Ананьевичем стали событием в жизни Джамбула. День приезда у нас был свободен. Мы оставили вещи в гостинице и отправились гулять по городу. Я помню запахи восточного базара, национальные одежды людей, теплую погоду, разнообразие фруктов. Нас очень тепло встретили, в нашем номере было столько арбузов и винограда!

Следующий день начался с курьеза. Мы выспались, позавтракали и спокойно отдыхали в номере. Еще было время до выступления. Но вдруг за нами прибежал кто-то из организаторов и сказал, что народ в зале уже волнуется. Как народ волнуется?! Времени полно еще! Мы только позже поняли, в чем дело. Наши часы показывали Московское, а не местное время. 
Благо, дом культуры был рядом. Мы буквально вбежали на сцену. Рауль Ананьевич сходу повесил схему тонкого тела человека и, не успев отдышаться, начал говорить о чакрах и каналах. Зал загудел. Все вдруг взбурлило, до нас долетали фразы неодобрения. Что-то было не так.

По сути своей, мы с Раулем впервые в одиночку представляли сейчас великое учение Шри Матаджи. Нужно было как-то справляться с этим волнением в зале. Оказалось, что произошла накладка в местных газетах. Журналисты написали, что в город приедет сама Шри Матаджи. А тут приехали мы, да еще и опоздали на начало. Многие реально воспринимали нас шарлатанами. Тогда я встал и просто объяснил, что это ошибка в газетах. Что Шри Матаджи не может физически побывать в каждом городе. И мы привезли поклон от Нее для всех! И что как ученики мы способны дать опыт самореализации.

Вскоре все улеглось. Когда Рауль закончил рассказывать о схеме, пришла моя очередь дать опыт пробуждения Кундалини. Уже тогда я знал, что это все — не мои способности, я лишь проводник. В минуты, когда тебя слушают люди, нужно исчезать. Нужно отдавать свое тело Богу, и Он должен говорить через тебя! Много раз я убеждался, что достаточно отдаться полностью этой силе, и твой язык сам все скажет. В зале воцарилась тишина. Голос мой лился ручьем, и сам я будто сидел вместе со всеми в зале. А тело работало. Оно делало эту работу великолепно. Я так был горд за это!

Это было великим счастьем — выполнять работу Матери! Какое было удовлетворение! Какое установилось состояние внутри! Ничего больше мне не было нужно…. Программа прошла отлично! Люди не хотели уходить, мы долго отвечали на вопросы. Люди поднимались на сцену, обступали нас. А мы говорили и все поясняли. Рауль Ананьевич был неподалеку, окруженный людьми. Я видел, как он старался и терпеливо беседовал с каждым. Дом культуры уже закрывался, мы медленно двигались по фойе к выходу. Но людям совсем не хотелось уходить.

Администрация уже настоятельно просила людей покинуть помещение. Мне было непонятно, зачем выпроваживать людей? Я готов был всю ночь говорить с людьми. Там было много искателей, и они уходили и высказывали слова благодарности нам за это учение, за опыт и за Шри Матаджи! На следующий день все повторилось. Программа прошла великолепно. Вечером к нам стали приходить люди в гостиницу. Кто-то привел больного ребенка и просил вылечить его. Мы были будто посланники небес, и люди почувствовали, с чем мы пришли! Вместо запланированных двух мы провели три программы. И так все всем понравилось, и все так хорошо прошло!

Утром мы должны были улететь в Москву. Поздно вечером, после вкусного ужина, после ударной работы, мы сидели в номере. Мы разговаривали с Раулем Ананьевичем, подводили итоги, радовались за себя. Он вскоре пошел отдыхать, а я совсем не хотел спать. Сна просто не было. Я сел на кровать и заново пережил все ощущения, что были в эти дни… Мне трудно было подобрать слова благодарности Матушке нашей за то, что Она выбрала меня для этой работы! Это было великой честью — нести Ее учение людям! Это было слишком большой наградой мне, простому мальчишке.

Я сидел в гостиничном номере и наслаждался чудеснейшим состоянием своего существа! Будто само небо сейчас смотрело на меня и гордилось сыном своим! Сердце мое ликовало, слезы катились из глаз моих, это было счастьем моим, настоящим счастьем, какое только может быть! Мне стало так легко и покойно! Я почему-то подумал, что больше меня ничего не держит в этом мире. Мне нечего желать, мне не о чем сожалеть. Теперь я абсолютно свободен…

И в это мгновение я почувствовал, как поднимаюсь над местом своим. Тело мое также сидело на месте, глаза мои также видели перед собой предметы комнаты. Но вместе с этим я видел и ощущал, что поднимаюсь вверх. Будто Дух мой стал свободен от тела, и я обрел способность полета. Тревоги или беспокойства у меня не было. Абсолютно не было никаких мыслей, я просто полетел вверх. Это раздвоение было потрясающим! Если я хотел, я тут же оказывался в своем физическом теле и мог видеть комнату. Мгновенно вниманием своим возвращался в Дух свой и видел землю и вот уже облака передо мной.

Я поднялся еще выше. Помню, что сам я не мог контролировать полет свой. Некая сила меня подняла на какую-то определенную высоту, и вдруг я увидел то, что когда-то было моим домом! Передо мной была обитель моя! Отсюда я ушел двадцать лет назад. Вот мое убежище! Чувство возвращения домой охватило мое существо. Боже, да ведь это мой дом! Надо сказать, что обитель наша — не совсем то, что могут представить себе люди. Даже я сам немного был разочарован увиденным. Но вскоре разобрался.

Я понял — голова моя хочет видеть другое. Мы представляем некоторые подобные вещи с учетом образов и представлений, которые получены в мире земном. Наши представления о мире тонком очень относительны и приблизительны. И если голова моя вначале не совсем приняла это, то сердце было полно радости от увиденного. Это был мой дом! Память вернула мне все те ощущения, когда я находился здесь до рождения своего. Описание обители нашей весьма приблизительным будет, это слишком сложно передать . Там никто ничего не пояснял мне, там я знал, что и как…

Это не просто некое место, где живут люди ушедшие или не родившиеся. Это живое существо!!! Обитель наша — нечто живое и величественное! Сравнить его я могу только с большим облаком. У него есть некая структура, ее трудно описать. Только там я точно знал, что каждая клеточка этого существа — это чья-то человеческая душа! Оказалось, что мы, люди, все же не являемся некоей индивидуальностью в отдельности. 

В реальности своей, когда мы не имеем физического тела, мы — единое существо. Оно поразило меня своей величественностью! Оно благородно, и оно какое-то такое… Мне сложно подобрать слова… Одним словом, это — Жизнь!

Я точно помню, что количество душ, из которых состоит это существо, ограничено. Там не все человечество. 

И, как окажется позднее, это не совсем человеческие души. Или правильней сказать, это души, которые были человеческими, но эволюционировали и стали чем-то большим, чем просто человеческая душа. Громкий мужской голос вдруг произнес фразу. Она прозвучала отчетливо, будто произносивший ее стоял в метре от меня, чуть сзади. Мне не следует, наверное, повторять ее. Иногда я бываю скромным.

Произнесенное сбывается все эти годы, и я в очередной раз встаю на колени и благодарю Бога Всемогущего за выбор Его! Мне так не хотелось покидать это место! Однако пришло ощущение, что путешествие это завершается. И в ту же секунду меня потянуло обратно на Землю. Сопротивляться было бесполезно, неведомая сила ласково опускала меня обратно к моему телу, которое все так же сидело в номере гостиницы…