(Глава 11) Одно целое.


По мере освоения метода был, помнится, такой период, когда я совершенно не принимал и не воспринимал других людей. Тех, кто живет с нами рядом, простых и разных людей. Говорить с ними было совершенно не о чем. Так казалось несколько лет. Мы не говорили вслух, но всегда считали себя особенными. Это и так, и не совсем так.

Хотя Мать и говорила нам, что особенность присутствует в нас. Мы пробудили Кундалини, мало кто это сделал из живущих на Земле. Все это так. Но только мы забыли, для кого стараемся. Ведь знания эти и становление – для всех, не только для нас. Да, каждый из нас предстанет и ответит. Мы найдены. Но что делать остальным, тем, кто в полной темноте?

И вот наступило мое прозрение однажды, и я вдруг увидел красоту других людей. Это могли быть изгои общества, измотанные жизнью, озлобленные, запутавшиеся, уверенные в праведности своей, возгордившиеся... и многие другие. Иной раз ты не понимаешь, как некоторые из них ходят по земле? Что они принесут этому миру? Какой прок от них?
Но все оказывается совершенно по-другому, когда ты становишься тоньше.

Мне говорят, что этот человек ужасен и неисправим. Но, пообщавшись с ним, открываются такие прекрасные качества! Они где-то задавлены порой, но они есть. И эта проявившаяся капля красоты настоящей перекрывает всю дурь этого человека. И ты потрясен этим! 
Сострадание переполняет твое сердце к нему, и теперь ты ответственен за него, ты тот, кто может вытащить эти качества наружу. Достаточно лишь внимания твоего.

Мне часто совершенно не ясно, как люди не могут принять простые вещи. Принадлежность к той или иной религии сидит прочным камнем условности. Пророки поделены, религии и учения поделены. Ритуалы и поклонения в огромном разнообразии. Тогда как все небожители приходили к нам из одного источника. Они братья между собою! И как у нас хватает «ума» разделять их всех веками?!

Кажется, что логично отвернуться от тех, кто не видит. Но почему-то не оставляешь ты уже никого брошенным. В сердце твоем уже много места, и ты сам иногда чувствуешь себя матерью. Кто-то скажет, что не надо заботиться о нем, но и дети так иногда говорят родителям своим.

Я не вижу всех процессов, не всегда чувствую, что происходит. Но точно знаю, что любовь к людям – это нечто великое в нас, которое многим пока неизвестно. Мне посчастливилось однажды узнать на собственном опыте, что это такое!

Однажды Богдан рассказал мне одну историю, которая произошла с ним в Майами. Он прилетел туда, и его не встретили. У него был только номер телефона. Он нашел таксофоны, огромный ряд, и попытался дозвониться. Немного испугался, что оказался здесь один, среди чужих людей. Что делать, если его так и не встретят? В этот момент на него сошло нечто необыкновенное. Он вдруг стал видеть в каждом, проходившем мимо, родного человека.
— Это невозможно описать, – говорю тебе. – Это было так чудесно!

Богдану как-будто пришли на помощь, и у него на несколько минут открылось одно из качеств, спрятанных внутри. Он увидел в каждом своего родственника. Когда он попытался еще раз позвонить, то сзади похлопали его по плечу. Он обернулся и увидел своих встречающих. Как он сказал, было совершенно невозможно отыскать его в этом огромном количестве людей, но его нашли. Эти люди просто опоздали...

Я хорошо понял, что хотел донести мне Богдан. Наверное, даже если ты хорошо относишься к людям и вроде всех любишь искренне, это не то. Есть какая-то более глубокая сторона в этом качестве. Не познав разницы, не узнать этого. И мне так захотелось почувствовать то, что чувствовал Богдан!

Прошло две недели. Я ехал в метро и делал пересадку. Шел по переходу, и вдруг это произошло. Ни с того, ни с сего это опустилось на меня. И состояние мое будто трансформировалось из обычного в сверхпрекрасное. Люди вокруг превратились в самых любимых моих, вокруг шли мои родные, никого чужого не было. Старые, молодые – они все были моими родственными душами. Каждый был ценностью для сердца моего, каждый!...
Я стоял и смотрел на проходящих людей и впитывал опыт, данный мне в эту минуту Богом. Длилось это минуты две, и я почувствовал, как это состояние начинает покидать меня. 

Нежелание расстаться с этим состоянием не помогало. Это уходило... Я готов был отпилить себе ногу или руку, но только не потерять это. Буквально любую цену за это. Настолько оно чудесно! Позже я удивлялся такой жертвенности, память не могла воспроизвести все краски. Все закрылось...

Эта любовь часто не понимается другими, и ты становишься похож на ненормального, рассказывая подобное. Мать говорила нам, что мы будем похожи на странных людей. Мир так перевернулся, что подобные откровения настораживают людей, а подчас и пугают. Но это не юношеский порыв, это уже осознанная уверенность взрослого человека говорит во мне. Мы жили бы намного лучше, проявись в нас такое качество.

И времена эти настанут. Это произойдет неизбежно. Задуманное случится рано или поздно. Возможно, многие потеряются, но мир будет именно таким. Не через века, не через эпохи, все произойдет гораздо раньше. Иначе нет в нас смысла, иначе вся эта работа впустую. Гений создал этот мир, а Он не проигрывает. Иначе проиграем мы. И мы уже изменились, и процессы эти необратимы.

В одном из видений Мать рассказывала, что многие из нас уже не упадут никогда, даже если захотят! Изменения необратимые произошли, и свет уже укрепился, затушить его не сможет даже сам носитель! Законы становления индивидуума слишком прочны. Я пробую иногда выдвинуть глупость свою вперед, но основа, взращенная внутри, неизбежно побеждает падение и грязь, и невидимые крылья выносят меня обратно в просторы мира над моей головой.

Вот чему можно еще удивиться! Ты уже и упасть-то не можешь. Не фантастика ли все это, что происходит с теми, кому Шри Матаджи пробудила Кундалини?!... И ведь это повседневная реальность! Она уже не только твоя, она влияет уже на всех без исключений. На всех!

Ты, может, и не хочешь, может, не осознаешь, но уже несешь ответственность за нас всех. И убить любовь к людям невозможно, они все достойны жизни, и ты – лишь один из них, и вместе с ними ты имеешь значение. Ты – только клеточка огромного организма из душ человеческих.

Как отстраниться от тебе подобных, как оставить друг друга? Если это установится в каждом, любой из нас пойдет на крест с улыбкой... любой! И так же будет просить Отца Небесного простить неведающих. Да, как трудно это сделать с собой! Как трудно вырасти такими! Знаю...