(Глава 19) Следующие два месяца





У меня только одно объяснение этой истории. Мне нужно было исчезнуть, выпасть из круговорота событий, связанных с письмами Матери. Сразу после того, как письма-послания были в Интернете, у меня начались перепады состояний. В течение дня я чувствовал себя то героем, то предателем. Сомнения постоянно лезли в голову. Эта слабость убивала меня.

Часто в такие минуты Мать приближалась вплотную ко мне. Она смотрела в мои глаза и спрашивала:

— Чьи глаза ты сейчас видишь перед собой?! Разве ты можешь перепутать Мои глаза с чьими-то еще?! Смотри сейчас, что ты видишь перед собой!

И даже это не давало результата. Будто ты металл, который опускают то в огонь, то в воду. Это тяжело физически, невероятно тяжело. И причина этих перепадов – ты сам. Лена постоянно меня успокаивала и даже сердилась на мои сомнения. Но ты один на один с собой. Минуты, испытанные после написания писем, поднимали меня в небеса и прибивали к земле, и так длилось несколько дней, пока не появилась она... Конечно, я спрашивал у Матери о ней.

— Что она для меня, Мать?

И Мать тогда ответила лишь одной фразой:

— Она отдаст тебе столько, сколько потом заберет обратно.

Так и случилось. Но я все же сделал тогда этот шаг. Числа пятого февраля к нам зашла соседка, подруга моей мамы. Она принесла полушубок на продажу. Я как раз присутствовал при этом. Красивая такая шубка. Соседка сказала, что девать их некуда, этих шуб полный шкаф. Лариса – зажиточная дама, постоянно по заграницам, решила вот распродать некоторые свои вещи. Эта шубка сразу приглянулась мне, новенькая, красивая.

Моя рука сама потянулась за этой вещью. Но зачем мне женская шуба? Какое-то чутье, интуиция подталкивали меня. А я уже хорошо знаю свою интуицию. Денег у меня не было совершенно. Оставалось долларов 500, которые нужны были для работы, оборотные средства, неприкосновенный запас. Без них все встанет. Шуба стоит 1000 долларов. Я иду на переговоры с Ларисой и уговариваю продать шубу за полцены.

И вот висит эта шуба у меня в шкафу, смотрю я на нее и не понимаю самого себя. Завтра мне не на что будет купить еды, я уже не говорю о том, что уже нет денег для работы. Надежда на то, что что-то изменится, шуба в шкафу и ни копейки в кармане. Письма Матери, сейчас в первую очередь они, все остальное потом...

Следующие два дня ловлю себя на том, что чувствую в своей квартире присутствие некоей женщины. Вот просто чувствую, что кто-то держит на мне внимание. Кто она, откуда? У меня дома был Саня Кольцов и налаживал компьютер. Пока писались письма, Интернета не было. Двое моих друзей пытались наладить комп, но все было бесполезно. Саня все сделал за 15 минут.

Я уже набивал последнее, девятое послание в эти дни. Вечером мы сидели с Саней и разбирались с неполадками, когда на мой сотовый пришла странная смс-ка. Некая девушка, которую я не знал, написала мне пару строк. Ей было известно мое имя, номер телефона. Я даже не догадывался, кто это может быть. Текст смс-ки был похож на намек о знакомстве. Интересно, где это я засветился, да еще и номер свой оставил?!

Используя свое виденье, глянул на состояние человека, который мне написал сообщение. Грусть и некая тоска были ответом. Мне некогда было в ту минуту отвечать, и я написал только, что отвечу позже. Так началась наша переписка по телефону. Она наотрез отказалась признаваться, кто она и даже как ее зовут.

Работа с письмами отстранила меня от всего, и я уже забыл, что перед Новым годом мы с моим сыном ездили в большой магазин за покупками, и там я заскочил в салон красоты купить подарок. Это отдельная история, может быть как-нибудь расскажу ее. Честно говоря, именно Мать меня тогда сбила с толку. Где бы я не был и что бы не делал, я всегда смотрел на Мать. И Ее реакция тогда ввела меня в такую иллюзию!

Но события тех дней уже были коротким эпизодом и уходили в прошлое. И вдруг эта смс. Единственное место, где я мог оставить свои координаты, это был тот самый салон. Тогда мне вдруг пришло в голову посмотреть тонкое тело каждой сотрудницы того салона. Моя таинственная новая подружка была как на ладони, ее тонкое тело уже было знакомо. Мне оставалось только сравнить, у кого из них такое же.

Через пару минут я уже знал, с кем переписываюсь. Единственное, что я не помнил – ее имени. Когда я сообщил ей, что вычислил ее, она написала свое имя. Людмила. Пока шла наша переписка, Люда – единственная в те дни, кто спасал меня от моих перепадов состояний. Никто из друзей не мог мне так помочь тогда, как это делала Людмила! Я влюбился по уши в нее.

Это была какая-то сумасшедшая любовь! Мы не могли друг без друга и пятнадцать минут. Я знаю, что подобные истории не делают чести йогам. Часто подобное скрывается от всех и при этом происходит со многими постоянно. Мне нечего стыдиться за эти чувства. Тогда Людмила была единственной девушкой в мире, которой я доверял и отдавал себя всего без остатка. Она утопила меня в себе. Растворила всего со всеми моими тревогами и сомнениями.

Так вот кому купил я шубу! Первая наша встреча состоялась вечером 14 февраля. И, естественно, помимо цветов, я взял с собой подарок. Эта шубка подошла Людмилочке, будто была сшита специально для нее. Размер, цвет под ее волосы, стиль – все подошло, абсолютно все! Просто фантастика. Я летал на крыльях любви и не знал, как благодарить небо за эту встречу.

Все закончилось так же быстро, как и началось. Через два месяца мы расстались. Ощущение, что я закончил учебу и вернулся в мир, не покидали меня все это время. Будто в 20 лет я покинул общество и вернулся через 18 лет. А здесь, оказывается, другая жизнь и другие законы. Люди живут своими заботами, строят дома, собирают деньги, растят детей и строят планы на будущее.

Мать научила нас жить по-другому. И я объяснял Людмиле, что все может быть совсем иначе. Оковы мирские можно сбросить и жить, не заботясь о будущем. Гармония со Вселенной – гарантия на жизнь в настоящем. Настоящее всегда подарит тебе все, что необходимо на данный момент. Сколько раз я сам убеждался в этом! Но не только это было причиной нашего расставания. Что-то испугало ее.

А я привыкал к новым условиям и учился принимать то, от чего когда-то отказался. Принимая правила, я чувствовал, что теряю Мать. Теряю все, что накопил. Мне совершенно не хотелось возвращаться в коллектив и вспоминать о тех изменениях, которые происходят в йоге. Это все было уже не мое. Мне казалось, что пришло время отдыха. Хотелось просто дожить жизнь.

Но так только казалось. Мои чувства к Людмиле только крепли, я готов был сделать для нее что угодно. Позже Мать прочитала мне целую лекцию о наших отношениях. Было очевидно, мы такой привязанностью друг к другу уже начали разрушать себя. Я не представлял жизни без Людмилы и сам понимал, что это ненормально. Но ничего не мог поделать, она стала всем для меня. Я по 150 раз в день должен был обнять ее.

 Я должен был слышать ее голос. Я не мог ею насладиться! И сам же ждал, когда пройдет этот период, но все только усиливалось.

И чем дольше я не справлялся с собой, тем быстрее приближал момент разрыва. Все было слишком хорошо по земным меркам, слишком хорошо. У нее двое мальчишек возраста моего сына. Дети быстро сдружились. 

Я часто скучал по ее сыновьям. Пытался все свободное время проводить вместе. Наши родители не могли нарадоваться нашим отношениям. Моя мама с первой встречи полюбила Людмилу. С ее отцом я сблизился особенно, он стал как родной.

Я взялся за себя и начал делать все, чтобы сохранить и Мать, и приобретенный опыт, и новые отношения. 

Мое внимание опять стало проникать в тонкий мир. Я переломал в себе некоторые условности и уже не шел, а бежал на компромиссы с любимым человеком. Но уже было поздно. Она простая, земная женщина. Это мы научились делать революции внутри себя. Для нее это невозможно. Произошел надлом, и Людмила уже не хотела ничего. И толком ничего не говорила.

Я чувствовал, как нелегко дается это ей. Как больно ей сделать этот шаг. Много слез она пролила в одиночестве, но земное оказалось сильнее. Что именно послужило причиной к разрыву, я так и не знаю точно. Загадкой осталась и фраза Матери: «Ты не все знаешь о ней». Конечно, эта история многому научила меня. Позже все видишь на трезвую голову.

Еще раз я увидел, насколько еще уязвим. Я-то по наивности своей думал, что давно прошел испытание привязанностью. Буквально будто выскребали из меня остатки этого человеческого качества. Ложность, иллюзия – еще раз ткнули носом. И потом по живому – ножом, и соль в раны. Ох, как было это мучительно! Жизнь была закончена. Мне говорили правильные, успокаивающие слова, но все они были пустыми звуками. Боль заполнила все вокруг.

Конечно, все пошло на пользу. Опыт есть опыт. И для меня, и, конечно, для Людмилы. Мне не хватило немного, совсем немного времени, а ей не хватило терпения. И, мне кажется, ее ошибкой основной были мысли о будущем. Люди привыкли к своему уму, а эта штука очень каверзная. Однажды Людмила рассказала мне, как во сне к ней подошла Мать, положила на нее руки и сказала:

— Ну что, девочка, будем спасать твою душу!

Когда-нибудь она сама назовет это нужным именем – что с ней произошло! А пока это часть нашей жизни. Увы, ничего не изменилось. Я привык жить без тех, кого любит сердце. Знаю себя: все, кто оставил во мне добрый след, кто наполнял меня любовью, не будут забыты никогда. Если я смогу когда-нибудь что-то сделать для них, мне не помешает ничто – ни время, ни пространство. Только бы самому дойти до конца, только бы дойти...

Март 2008 г.