(Глава 15) Азбука

Может быть, конечно, я чего-то не понимаю во всем этом. Очень может быть, что не вижу многого. Знаю наверняка, что не являюсь примером в среде йогов. Моя жизнь насыщена как хорошим, так и не очень. 

Чего строить из себя святого, когда ты по уши в проблемах и недостатках. И хотя жизнь изменилась, многое открылось, и Мать всегда рядом, но ошибки пополняют еще багаж мой, и совершенство только снится.

Но есть такие элементарные вещи, которые, казалось бы, должны пониматься в первую очередь. Честно скажу, после ухода из коллектива пришло ощущение, что завершился период обучения в некоем учебном заведении. Приобретен большой опыт. И теперь я посмотрел со стороны на свою жизнь в йоге.

Увидел и ошибки, и большие изменения в лучшую сторону. Агрессия и раздражение стали большой редкостью практически. Пришло понимание людей, сострадание к ним. Конечно, бывает, что срываешься, но по сравнению с прошлым – это небо и земля. Мы не живем оторванными, мы внутри общества. Посильная помощь друг другу проявляется иногда просто тем, что ты есть, и внимание твое само собой кому-то помогает. И нет уже зацикливания на этом и многом другом.

Изменения в организации лишь вначале удивили. Теперь это все воспринимается как спектакль. Желание власти присуще людям, это понятно. Непонятно, как с этим желанием люди отправились на поиски Бога?! 

Как произошло, что именно эти низменные качества стоят над коллективами?

Так вот о чем говорила мне когда-то Мать! Мне было двадцать с небольшим. Однажды позвонил Богдан и сказал, чтобы я приехал в гостиницу, в которой остановилась Мать. Я собрался, купил букет цветов и поехал на встречу с Матерью.

Эта встреча была чем-то вроде подарка для меня. Богдан видел мое усердие и всячески поддерживал все мои начинания и инициативу. Это он и устроил мне аудиенцию. Мне было, конечно, приятно. Оказана честь побыть рядом с Матерью и послушать Ее. Такие встречи для многих йогов остались ценным эпизодом в жизни. Об этом передают из уст в уста, об этом пишут книги, и еще много свидетельств будет оставлено о подобных личных встречах с Матерью.

Шри Матаджи беседовала с нашим переводчиком Львом Нагорным. Речь шла о смене лидера. Я мало что понимал из разговора. Но тема была понятна, что-то улавливалось.

Не знаю, возможно Мать почувствовала мое волнение. Возможно, оно было отражено на моем сердце. Только беседа прерывалась несколько раз. Мать просила Льва перевести мне одну-единственную фразу: «Что бы не происходило в йоге, никогда не переживай из-за этого!»
Я был далек от интриг и разборок, которые, как оказалось, уже поселились в коллективе. Мне настолько было непонятно, как вообще мы можем спорить друг с другом. Воспринималось все это лишь временными локальными недоразумениями. В целом все казалось безоблачным и ясным.

Но Шри Матаджи будто вкладывала мне эту фразу в голову на годы вперед. И я помню прекрасно этот разговор. Не помню, три или четыре раза Мать повторила это:

— Ты не должен переживать за то, что будет происходить в Сахаджа Йоге. Лев, переведи ему.

Я не понимал, почему так настойчиво Мать повторяет это? И ответил Матери, что в Сахаджа Йоге нет проблем. Мать ничего не сказала на это. Лишь была серьезной. Я как будто невпопад сказал это. Кто бы мне тогда сказал, что произойдет со всеми нами! Долгое время я не хотел высвечивать и говорить об одном опыте, который произошел в Индии. Боялся, что многие воспримут это как руководство к действию.

Но, похоже, сейчас это уже не навредит никому. А, может быть, и поможет многим. Мне было даже неудобно рассказывать такое. Но это было, и память помнит все мелочи той поездки. Это была первая моя поездка в Индию. Ганапатипули, встреча йогов со всех стран. Дружеская атмосфера, новые знакомства, новые впечатления...

После основных мероприятий Шри Матаджи пригласила нашу группу в свой дом в Пратестане. Это недалеко от Пуны. Были приглашены также группы из Восточной Европы. Кажется, румыны и болгары. Мы добирались на автобусах целый день. Жара, горная дорога. Лишь к вечеру, когда солнце давно опустилось за горизонт, мы прибыли на место.

В этом доме произошли настоящие откровения и чудеса. Но сейчас мне хочется рассказать немного о другом. В течение всей той поездки в Индию я совершенно не соблюдал протокол. Спал до обеда, когда как все вставали в 6-7 часов утра. Ничего не делал, только ел и спал. Вообще сон меня просто валил в ту поездку. Укутаюсь в накидку и храплю на песке или под пальмами.

Никто нас не гонял и не контролировал. Мы были свободны совершенно. Иногда мне было уже просто неудобно и я делал вид, что иду на медитацию, а сам находил удобное местечко или шел умываться. Или еще лучше – сразу на кухню поесть. Короче, это было все видно со стороны, и небольшое чувство вины постоянно стучало в голову.

Однако при всем при этом, лишь я ступил на землю Индии в день прилета, со мной начали происходить чудеса. Состояния, которые установились во мне, были пределом мечтаний. Я знал, зачем я здесь. Что это редкая возможность. У нас не было денег, у меня не было даже спальника, я спал на своем плаще. Но все это было неважно. Главное, что сердце мое открылось. Внутреннее соединение и постоянная медитация были всегда и везде.

И в какой-то момент я перестал понимать, зачем идти медитировать, когда я сам – медитация! Я уже купаюсь в океане! Я весь насквозь пропитан сейчас вибрациями, и внимание мое, как никогда, с Матерью! Что будет, если я не пойду на утреннюю медитацию? Да ничего не изменится, абсолютно ничего. Я в поклоне перед Богиней в сердце своем и не встаю с колен никогда! Так зачем я буду изображать что-то еще?

Это все, конечно, шло вразрез с протоколом, и я бы, наверное, так и уехал бы из Индии с долей сомнений в своем понимании. Сомнения все же были. Но Мать утвердила меня в том, что я чувствовал. Случилось так, что мы дважды прощались с Матерью. Один раз оказалось, что наш поезд перенесли на завтра. Интересно, что когда Мать провожала нас, Она сказала:

— Вы все вернетесь!

Мы по-своему поняли Ее слова. Но, действительно, потом мы вернулись и провели еще одну ночь в гостеприимном доме Матери. Перед тем как нам покинуть дом, Мать собрала нас всех в Своей комнате. Дом большой, мраморные лестницы, красивые окна и стены. Кажется, три этажа. Много подарков со всего мира. Мебель и статуэтки, кресла и тумбочки. Все это стояло везде по дому, и мы ходили, как в музее, разглядывая диковинные вещи.

Комната была не очень большая. Все не могли вместиться в ней. Часть людей стояли на площадке. Я не стал пробираться в первые ряды и предпочел постоять на лестнице. Мать сидела в кресле. Кто-то сидел на полу непосредственно перед Ней. Чуть дальше, у стен, люди стояли. Богдан как переводчик сидел рядом, напротив Матери.

Мне не было слышно, о чем говорит Мать. Стоя на цыпочках позади всех, я вытягивал голову и ловил последние мгновения, мысленно прощаясь и благодаря Мать за все, что Она подарила мне в этой поездке! Сердце ликовало, и весь я растворился. Понятие «я» куда-то исчезло. Все эти дни было растворение самого себя. Я понимал, что это и есть то самое-самое!

Неожиданно Мать указала в нашу сторону рукой. Ее палец указывал на меня. Она попросила подойти.

Я немного опешил. Пока пробирался через толпу стоящих впереди, сбились все мысли. Неловкость, стеснение. Мысли замелькали в голове. Боже, почему Мать зовет меня? Доигрался я с этим протоколом. От Матери ничего ведь нельзя скрыть. Ну, теперь будет то, что будет...

Падаю на колени, кланяюсь. Мать смотрит и потом произносит два слова. Такие хорошие два слова! И они как благословение и как испытание великое! Перед всеми присутствующими произносятся эти слова, и я не знаю, куда деться. Эти слова спасали меня много раз, много раз они вытаскивали меня, когда тучи накрывали существо мое.

Богдан представил меня Матери и стал рассказывать о моем полете в обитель нашу. О том, что я видел в ту поездку в Казахстане. Как Дух поднимался в небо. Мать слушала рассказ и утвердительно, понимающе кивала. Потом посмотрела на меня и произнесла фразу...

Эту фразу не перевели на русский язык. И даже очень хорошо, что это не было сделано тогда. Лена сидела рядом. Она хорошо знает английский. Лишь через несколько лет, однажды, когда я был у нее в гостях, она сказала мне.

— Ну, наверное, теперь можно тебе сказать это. Ты вроде окреп, выдержишь теперь это. Ты знаешь, что сказала тогда Мать?..

Это слишком ответственно и слишком значимо для меня. Это останется, пожалуй, самым сокровенным, что подарила жизнь! Этим можно гордиться, и мне порой трудно понимать, как я могу иногда не ценить это...

Тогда я понял, что зря беспокоился. Мать хочет видеть нас именно такими. Именно внутри мы должны быть цветами, реками, дошедшими до океана; флейтами, излучающими музыку Божественного мира! Именно внутреннюю красоту ценит Мать! И тогда Она показала это буквально. Покидая Индию, я знал, что стою на правильном пути и сделаю все возможное, чтобы никогда моя медитация не закончилась.

Теперь, когда нас называют стариками, когда у нас выросли дети, мы смотрим на произошедшее в Сахаджа Йоге, как на поражение её вирусом. Сегодня появились элементы секты. Сегодня людей выгоняют за свое мнение. Сегодня контролируют всех и вся. Это страшно было представить когда-то. Я стараюсь не волноваться, я помню слова Матери и очень стараюсь...

Лидеры, которые стояли у истоков становления Сахаджа Йоги, все отправлены в отставку. Все, кто создавал фундамент, убраны из коллективов. Обвинения, бесконечные обвинения. Я очень хорошо прочувствовал, наверное, и имею право сказать это. Насколько я прочувствовал, как Мать относится к нам! Никогда Она не сделала бы того, что делают сегодня наши руководители.

Любой человек, работавший на коллектив, – это жемчужина в океане человечества! Особенно тяжелый труд был у лидеров. Они тоже люди, и они делали ошибки, но они не уничтожали, не гнали людей. Да, были промахи у каждого из них. Да что такое эти ошибки для Бога?! Это пыль по сравнению с проделанной работой. Я видел многих в этой работе. Бессонные ночи, бесконечные дела, бесконечная критика...

Теперь многими из нас не принимается эта данность. Но ведь это азбука! Мы годами говорили, что главное – когда Мать в сердце, теперь пришло время проверить это для нас. Так в сердце ли Мать у нас?! Или нам важнее статус свой, положение? Нет лучшего положения, как стоять на коленях перед Богом в сердце своем! И не головой принимать, не твердить это налево и направо, а просто встать на колени внутри себя и благодарить Бога, что еще позволено сделать это!

Мы не понимаем, и вера наша не столь крепка, когда думаем иначе. Да разве не видит Мать наши старания, разве не помнит Она о делах сделанных?! И разве бросит Она кого-нибудь из нас?! Мое состояние укрепилось скалой монолитной в нынешнем положении! Я благодарю людей, выгнавших меня. Они – причина крепости моей сейчас. Кто знает, где оказался бы я, если бы не они. Вот и пойми после всего этого дела Бога!

И теперь открывается мне тонкое, что более тонко, чем то, что открылось ранее. И только теперь мне стыдно, что понимание мое подводит меня только сейчас к моменту истины. И честно придется признаться перед собой, что причина всего этого и я сам. И только Бог может слабость мою превратить в силу огромную! Открываю это и поражаюсь гениальности замысла Матери! Виртуозности и проницательности Ее! Великие дела творит Учитель наш, великие!..

Март 2008 г.