(Виденье 47)

Прежде чем я расскажу эту историю, мне следует извиниться за тему! Рассказав об этом виденье своим друзьям, услышал от них, что мне не следует поднимать ее. Однако, среди нас есть люди, потерявшие своих детей. Ради них, ради того, чтобы жизнь любого, кто потерял своих близких, ушедших безвременно, была легче в продолжении своем... Трудно представить, как можно найти силы жить дальше...

Опасения и страх многих людей перед лицом неизбежного, иногда слишком подпитаны головой. Я говорю о самом процессе кончины человека, о переходе и о кажущейся причине или несправедливости. Я спрашивал Мать о ситуациях, когда родители хоронят своих детей. Ответ был растянут во времени на несколько месяцев. Мне понадобилось время, чтобы попытаться осмыслить и передать суть подобных вещей.

Завершение осмысления произошло на днях. Мне будто нужно было самому прочувствовать некоторые моменты... Неделю назад я ехал на автобусе домой. Было уже темно. Я стоял у окна и смотрел на проезжающие навстречу машины. Между двумя очередными короткими остановками это и произошло...

Старый дедушка переходил дорогу с весьма оживленным движением. В руках поводок, на котором белоснежный песик средних размеров. Старик и его верный четвероногий друг вышли, наверное, погулять в ближайший парк и, теперь, возвращались обратно. Я провожал взглядом переходящую улицу парочку. Им оставалось сделать один шаг к середине дороги, где более менее безопасно.

Джип проехал насквозь, даже не сбросив скорости. Со стороны, будто манекен попал под машину. Будто "кукла" перекатилась под днищем тяжелой машины. Через секунду все было кончено. Мне так стало не по себе от увиденного! Я вышел на ближайшей остановке, через тридцать метров. Вернулся обратно. Остановилось несколько машин, в том числе и тот самый джип. Случайно проезжавший патруль милиции остановился перед погибшим стариком, включил мигалки.

Я подошел ближе. Люди на тротуарах останавливались, глазели на трагедию. Старик лежал без признаков жизни, рядом его собачка. Оба так и остались до конца вместе. Почему я вышел, не знаю. Как-то все вдруг перевернулось внутри, будто не посторонний человек погиб, не чужой. Жалко обоих. Представил как коротали они свои вечера. Как медленным шагом гуляли по тропинкам в сквериках. И вот, в одно мгновение все закончилось...

Мне было плохо и несчастно на душе. Перешел дорогу. Водитель джипа того оказался ненамного младше сбитого старика, тоже пожилой человек. Началось разбирательство. Я отошел чуть в сторону и посмотрел на Матушку. Веселое лицо Матери, смотрящее как поднимаются две души, до сих пор стоит у меня перед глазами. Мать была в хорошем настроении. По моим человеческим меркам, все должно было быть наоборот совершенно.

Собачка та шевелила своим хвостиком и, кажется, была так же радостна, как и при жизни. Тут только мои эмоции не вписывались в картину общей радости, которая царила в мире тонком. Фигура, которая появилась напротив Матери... Я был удивлен, что вижу Его лицо! Тот, кто забирает жизни, появился неожиданно и во всей своей красоте. Потом уже все поставило на место в моей голове. Действительно, Мать вроде как другую работу выполняет.

Нет, Мать легко выстроила, или он сам появился, некий поток вверх, по которому полетели две души. Как будто, пользуясь случаем, Мать начала общаться с Богом Смерти. Вот будто это такой спектакль, и наблюдаемое мною в эту минуту, абсолютно не касалось нашей, так называемой, человеческой реальности. Странно, но эмоции мои еще и не собирались покидать меня, не смотря на то, что я сейчас видел перед собой.

Общение с самим богом Смерти было лишь однажды. Тогда я только догадался, по фигуре, что это не она, а Он. Теперь я знал это точно. В первый раз не видел лицо, теперь же - четче некуда были видны все очертания. Темная кожа, синева даже. Глаза... Мне подумалось, что если бы кто-то встретил человека с такими глазами на улице, он бы остановился. Такие глаза нельзя забыть и нельзя понять что в них.

Даже если бы вас посетила догадка кого вы встретили, вы не признались бы себе в этом. Возможно, именно в этот момент, они были именно такими, когда я спокойно мог смотреть в них. И лицо. Мужское, очень красивое лицо! Он сидел напротив Матери. Я не слышал о чем они говорили. Однако уловил, что речь зашла о демонстрации случившегося. Лишь позже, через несколько дней, мне стало ясно. Эту главу следует написать.

Сочувствие и сострадание к старику и его собачке подтолкнули меня что-то сделать для них. Я стал говорить, как своему дедушке, мысленно, указывать дорогу и не волноваться теперь ни о чем. С этого порыва все и началось тогда. Позже была произнесена единственная фраза от Бога Смерти в мой адрес. Смысл ее сводился к тому, что я мог бы вполне справляться с такой работой и встречать с любовью освободившиеся души.

Первое, что у меня вырвалось: "Чур меня от такой работы", что вызвало улыбки у Матери и Ее собеседника. Я уже покинул то место и направлялся пешком домой. Оставалось пройти три остановки. Но лишь через час я добрался, шел очень медленно. При всей очевидности, при отсутствии причин страдать, тем не менее я был потрясен случившимся.

И будто нарочно, чтобы нейтрализовать мое состояние, в мире тонком все происходило по-домашнему. Абсолютно все было спокойно и с добротой. Я помню, что Мать обратила внимание на собаку - симпатягу. Улыбнулась даже. Человеческой душой больше занимался Сам... Но делал это он совершенно не замечая своей работы. Как-то все там уже отработано, что ли... Все быстро завершилось. У меня осталось ощущение простоты произошедшего.

Меня вообще мало замечали. Или это сделано было специально. Я сам, кстати, так делаю, если рассказываю ребенку о лечении зубов, например. Преподнесено все было, будто все это очень обычное дело и страдать совершенно нет причин. Я еще помучился некоторое время сам с собой, и пошел домой. Не сразу дошла до меня и более глубокая причина этого свидетельства...

Теперь мне предстоит описать самое главное. Мать, когда рассказывает нам о мире, всегда преподносит отрицательные стороны человеческого поведения не в трагической форме. У нас никогда не остается тяжелого осадка от речей Матери! Это совсем не для того, чтобы мы отстранялись, но для того, чтобы выбирали нужное состояние. Мать никогда не увлекает нас в темные стороны человеческого. Мы всегда остаемся свободны от осадка.

Делается это - просто мастерски! Когда мы пересказываем друг другу что где произошло, так хочется и самим повеситься, иной раз. Настолько печальна картина. Мать же поднимает нас выше всего этого, негативного. Мы не теряемся в иллюзии, что этого нет, и в то же время не окутываемся ее паутиной. Очень важно понять этот момент! Все, кто почувствовал это, легко поймут и другое.

Потеря ребенка переносится и будет переноситься родителями весьма и весьма тяжело. Подобные потери с трудом переносятся даже людьми, ставшими свидетелями, у которых есть дети. Помочь матери или отцу в такой ситуации почти невозможно. Горе будет преследовать годами. Есть только одно, что может облегчить страдание - знание о происходящем с людьми вообще.

И прежде всего, знание о предстоящей встрече. Кто из нас может осознать прошедшие годы своей жизни как длинный отрезок? Никто! Годы, оставленные позади, пролетели. Не прошли, а именно пролетели. Их нет и в помине уже. Годы, которые впереди, будут столь же скоротечны. Они не исключение, и пролетят очень быстро. К старости мы смиряемся со скоротечностью человеческой жизни.

Приходит понимание мгновения, которое, как вспышка, появилось и вскоре исчезнет. Чем ближе завершение, тем четче ощущение предстоящих перемен - другой формы жизни. Капли, падающие с неба - мы, люди. На время попадаем в почву, питаемся и питаем, пачкаемся и очищаемся, и неизбежно возвращаемся обратно в просторы воздушного океана. Там все встречаемся и вспоминаем кто и что делал на земле грешной.

И дети, и родители, и бабушки, и дедушки, друзья и знакомые, все-все возвращаются в общий дом, где много радости и покоя. Там вечность, здесь - нет. Здесь все временно, значит не реально. Это совсем не теория, небольшие неточности объяснения могут касаться только некоторых моментов, которые мне неизвестны. Речь идет о реализованных душах и просвещенных центрах - основах тонкого тела. Но это не главное.

Главное - осознанность, которая так же, абсолютно так же, подходит и в ситуациях при потере детей. Видеть, как Мать нас поднимает над этим миром, так же и над потерями близких людей. За этими потерями всегда стоят причины, всегда! И хотя они - не главное в появлении этой осознанности, может кому-то станет немного легче и от этого пояснения.

Однажды я узнал о гибели ребенка одной из сахаджа йогинь. Мы привыкли думать, что ничего подобного не может произойти с нами в сахаджа йоге. Я сам был в недоумении... Я не знал точно у кого именно погиб ребенок. Мне назвали только имя, но в зале я не всех знал по именам. Так случилось, что я пришел на программу и немного задержался в холле, когда началась медитация.

Зашла та самая женщина. Мы поздоровались. Я не знал, что это она, но увидел за ее спиной картину. Большая картина ее многих жизней. Небольшие сюжеты, миниатюры, какие-то эпизодов разных периодов, разных жизней. Что ни сюжет, то неприятная ситуация. Не важно, что именно было увиденно. Важно, что эта картина показывала мне, как прошлое тянется за этой женщиной до сих пор.

Сразу промелькнула мысль: "Ни у этой ли женщины погиб ребенок?". Все говорило об этом. Что это, отработка, наказание? Не важно, и это не важно! Есть причина произошедшего! Потом все сошлось, это была именно та женщина. Мне не следует говорить чем наполнены были жизни некоторых из нас. Но не всегда вся ответственность именно на конкретном человеке.

Мне известен случай, когда Мать, лично, чистила одну сахаджа йогиню всю ночь! И ничего не смогла сделать! Фантастика, но это реальная история. И произошла она в России. Мы не знаем, что и как у нас было в прошлом. Это целая паутина событий с причинами и следствиями, нераспутанность которых, часто "заслуга", самих носителей. И это не может быть обвинением, скорее это можно назвать - опозданием!

Мы не успеваем, просто не успеваем подняться. Много ушедших молодых людей, ушли по другой причине. Накопив ценный духовный багаж, они начинают падать и тратить накопленные знания и ценности. Богу проще остановить такую жизнь и сохранить потенциал души человека. Страдания близких вообще не принимаются в расчет. Это факт - никогда в таких ситуациях не учитывается страдание близких.

Богу известна вся эта кухня, Он и придумал это. Мы же совершенно ничего не знаем. Это незнание часто работает на укрепление нашего же духа. Смирение тоже великая вещь в становлении! Но иногда - кощунство говорить родителям, потерявшим своих детишек, о смирении. Таким родителям очень поможет становление и осознанность устройства мироздания. Только трудно, после потери ребенка, смотреть в небо...

Тогда всем, кто потерял свою доченьку или сынишку, будет хоть немного легче знать, что мы все участвуем в этом. Никто не может чувствовать себя брошенным в такой ситуации. Мы все отвечаем за каждую жизнь и каждую потерю. Мы - один организм человеческий, и все малыши - это наши общие детки. Все они - наше родное! Их души, ушли ли они пораньше, остались ли здесь, все они, это и есть мы с вами!

Никто из них, покинувших нас, никуда не исчезнет, никогда! Они будут или ждать встречи, или будут возвращаться, рождаясь. Это огромный круговорот душ человеческих, как огромная стихия воды, которая крутится в своем гигантском круговороте, который придумал Бог Всемогущий! И устройство это столь надежно, что никто здесь не теряется. Дело во времени и только. Иногда приходится кому-то из нас какое-то время остаться без родного человека. Но не навсегда разлука, навсегда все же будет - оставаться вместе!

Сама вечность в нашем распоряжении! Не поэтому ли я вижу, как Мать совершенно не замечает и не понимает наших переживаний, когда кого-то из Ее детишек приходится вернуть в общий дом как нам кажется раньше времени...

Однажды у Шри Матаджи спросили о молодых солдатах, которые отдали жизнь, защищая свою землю. Где же справедливость в таком количестве смертей? На что Мать совершенно спокойно ответила: -Все они очень скоро получили новые жизни, не переживайте за них, все они получили жизни и родились!