(Глава 41) Свидетели

Будни сменяются буднями, и мы часто теряем чувство причастности...

Я очень жалею, что у меня не было возможности поговорить с людьми, которых я встретил в одном из своих путешествий в далекое прошлое. Это путешествие было наградой за проделанную работу. Оказывается, способов показать человеку другое время, дать своими глазами увидеть другую эпоху, почувствовать атмосферу времен, когда на Земле были пророки прошлого – предостаточно. Мы всего-то дали самореализацию нескольким десяткам человек, а награда была столь щедрой...

Шел 1990 год. После той поездки в Казахстан, через несколько недель случилось это путешествие. 

Я чувствовал, что это подарок Матери! Все свершившееся было столь явным, что мне никак нельзя назвать это виденьем или сном. Ощущения отсутствия здесь и сейчас были похожи на ощущения из детства, когда ты едешь на каникулы к бабушке. Первая проведенная ночь на новом месте – и ты чувствуешь себя как-то странно: вчера ты был в городе, а сегодня уже в деревне, далеко от дома.

Вчерашний городской мир существует, но он где-то далеко. Твои друзья еще вчера играли с тобой, а сегодня тебя ждет встреча с деревенскими друзьями и родственниками. Мир сменился, ты переместился из одного мира в другой. Пройдет три месяца, и ты вновь испытаешь это ощущение, вернувшись в городскую квартиру. Именно так я чувствовал, когда пришел в себя после того полета. Тело лежало всю ночь на кровати, но я-то знаю, что меня здесь сегодня не было...

После той поездки в Джамбул были еще события, которые я не описывал ранее. Это было похоже на «принудительное» путешествие. Нас встретили, привели на определенное место. Нам было велено ждать некоторое время. Мы, это Рауль Ананьевич и я. Он, конечно, ничего этого не почувствовал, но мне довелось рассмотреть многие детали. Мы не слышали голосов, но все прекрасно понимали. Как это произошло, мне трудно описать. Это похоже на полет в пространстве, никак но другому и не скажешь...

Я точно знал, что мы отправляемся в прошлое на две тысячи лет назад. И точно знал, что это награда нам обоим за работу для Матери! Детали этого путешествия, уверен, напрягут многих людей, относящихся скептически к проявлениям тонкого мира. Мне же, тогда молодому, совершенно не страшны были подобные проявления мира тонкого...

Нашему взору открылся берег синего моря. Мы оказались на песчаном берегу. Солнце было высоко.
Было не очень жарко, но прилично. По ощущениям, была середина дня. Почему-то нас попросили не оставаться под солнцем и провели в дом. С нами всегда рядом был один человек. Я совершенно не рассмотрел его.

Мы с Раулем оказались в доме того времени. Ни одной ровной линии. Ни одного намека на подобие цивилизации, даже средневековой. Запах! Казалось, мы чувствовали запах древнего мира в этом доме.

Мы сели на пол. Нам было велено просто сидеть и ждать. Я, пользуясь моментом, стал рассматривать утварь, мебель, стены, окна. Маленькая комнатка, метров девять квадратных. Скамья… Видно, дерево уже состарилось. Неровные стены, неровное окно без стекла...

Вскоре нас позвали. Мы вышли к берегу и направились вдоль него. Человек, сопровождавший нас, тогда сказал единственную фразу за все время: «Вам хочет поклониться король Индии». Только теперь мы узнали, зачем мы здесь. Что за король и почему именно нам? Раздумывать было некогда. Пройдя еще немного, мы увидели деревянный мостик, уходящий на пару десятков метров в море. Похоже, здесь было мелководье.

На самом краю этого длинного мостика мы увидели фигуру человека. Трудно было рассмотреть его черты. Нам дали понять, что мы оба можем приблизиться к этому человеку. Судя по всему, это и был король Индии. Мы с Раулем осторожно ступили на мостик. Прошли медленно весь мостик, подошли ближе и, наконец, оказались перед этим человеком. Теперь я мог полностью рассмотреть его вблизи.

Одежда из грубой ткани бежевых или серых оттенков. Длинное платье, почти по щиколотку. Сандалии на ногах. Длинные до плеч волосы, цвет не помню, но не черный. Человек стоял к нам спиной. Согнувшись к воде, он что-то делал руками. Что-то связано с рыбой, то ли сеть ставил, то ли еще что-то. Я попятился немного назад, уступив место Раулю. Все же он старше меня, и я из уважения пропустил Рауля Ананьевича вперед.

И вот к нам повернулся молодой мужчина лет тридцати пяти. Красивое мужское лицо, смуглая кожа. Он не был похож на индуса. Я обратил внимание на несоответствие его образа с титулом, но вопросов не задавал. Сказано – король Индии, значит, так, наверное, и есть. Появилось ощущение оказанной нам чести. Это, несомненно, было, как благословение для нас.

Ни слова не говоря, король взглянул на Рауля, чуть улыбнулся и зачерпнул ладонью воду. Затем он плеснул воду под ноги Раулю Ананьевичу. Рауль поклонился. Наступила моя очередь. Я встал на место Рауля Ананьевича, и король второй раз зачерпнул воду из моря и плеснул теперь уже на мои ноги. Я также почтенно поклонился и попятился назад. Ни слова не говоря, король отвернулся от нас и, как ни в чем не бывало, продолжил свое занятие с рыбами.

Мы вернулись по мостику обратно на берег. Нас проводили в тот же дом, и мы должны были ждать, когда нас отправят обратно. Возвращение было мгновенным. Со стороны все это покажется скорее сном, если бы не ощущения. И, самое главное, все это было связано с той поездкой в Казахстан, на которой тогда держала свое внимание Мать! По возвращении из Казахстана мы связались с Богданом и доложили о проделанной работе. Наверняка он все передал тогда Матери.

Вскоре в России произошли большие перемены. Мать приехала в страну, когда в Москву вошли танки. 

Я помню, в ту ночь ночевал у Сани Бормана на Фрунзенской. Выхожу на улицу, а по Комсомольскому проспекту идет боевая техника. Завертелось тогда все. Я, помнится, записал тогда из новостей по телевизору хроники разворачивающихся событий и привез кассету Матери в гостиницу.

Сейчас вспоминаю все это... И чего мне тогда захотелось это сделать? Наверное, чтобы Мать была в курсе событий и дала свое внимание. Мы сидели в номере гостиницы, я налаживал видеомагнитофон. Мать сидела напротив в кресле. Рядом были Йоги Махаджан, Богдан, еще кто-то... Наконец все было готово к просмотру. 

Я включил кассету. Мать смотрела на экран, и Богдан Ей переводил.
Волнение за происходящее в стране, неизвестность, тревога. Но Мать не волновалась совершенно. Я не знаю, что прокомментировала тогда Мать. Кажется, Богдан вкратце потом сказал, что Мать сказала о быстром завершении событий. Нам не следует опасаться, все закончится быстро и без большой крови. Так и произошло потом.

Проходят будни, и мы часто не ощущаем причастности. Что там эти события! Сейчас, по прошествии времени, это кажется пустяком по сравнению с тем, что происходит сейчас в мире. Мы упускаем другое – мы были рядом с Матерью! Маленькие эпизоды складываются в прекрасную мозаику из встреч с Шри Матаджи!

Мы держали Мать за руку! Мы касались Ее сари! Мы были так близко!

Мать смотрела в наши глаза! Иллюзия окутывала нас волнением и непониманием. Мы так легко попадались на это и не до конца знали, перед Кем мы сейчас находимся! Иной раз я будто просыпаюсь и замираю от осознания, чему мы стали свидетелями в этой жизни! К сожалению, нет до сих пор непрерывного осознания происходившего тогда и происходящего сейчас. А если и появляется оно, то так ненадолго! И мы опять поглощены буднями...

Те, кто родятся после нас... Пусть у них будет как можно больше наших свидетельств. Пусть у них будет возможность поговорить с нами. Пусть таким способом – пусть это будут лишь строки письма. Мы делимся каждым мгновением, в котором была Мать при нашей жизни! От нас, от свидетелей, останется эта ниточка будущим поколениям. Ради Славы Матери и только во имя Ее!

Декабрь 2008 г.