(Глава 85) Проникновение...

Ноябрь 2010 г.

Попытаться озвучить, рассказать о том, чему трудно придать хоть какую-либо форму, бывает непросто самому себе, не то, что написать об этом. Для самого себя этого и не требуется, поскольку вот оно, это нечто, перед тобой. Оно уже знакомо тебе, с каждым днем становится все роднее. Ты только не оставляй без внимания открывшееся, не отворачивайся...

Предыдущая глава виденья... Ее не было даже в проекте. Интересно, что только сейчас это обнаружилось. Написав очередной номер – заголовок главы, я сидел и думал о названии. Какое название может быть у новой главы, если толком не ясно, как описывать это нечто... 

Запнувшись на этом деле и параллельно обдумывая содержание, понял – трудно будет подобрать нужные слова, чтобы попытаться описать внутреннюю природу вакуума, который ты пытаешься познать. Обычно, если что-то не идет, просто откладываешь и ждешь, когда оно само созреет...

Посмотрев на Мать, поддержки не почувствовал. Н-да, наверное не сегодня быть написанной этой главе... Мысли остановились, внимание стало расслабляться и охватывало максимально весь внутренний тонкий мир, в котором везде Мать. А тем временем, как-то совсем незаметно, процесс пошел сам собой. Поменяв шапку страницы, почувствовал, что сегодня нужно изложить что-то другое. Посмотрел на Мать, одновременно вниманием, как локатором, стал искать нужное, и вдруг яснее ясного в голове возникло содержание. Дальше – дело техники, все само собой написалось, и достаточно быстро...

Желание поделиться своими открытиями часто создает некую торопливость. Еще сам не знаешь все в точности, но уже хочется поделиться со всеми. Вдруг кто-то также познает точно такие же состояния. Возможно, твои наблюдения кому-то и пригодятся. Но предмет изучения уж слишком тонок для словесного описания. Можно запросто ошибиться в его характеристиках, в описании свойств. Особенно сложно потому, что у предмета будто ничего и нет в основе своей – ни свойств, ни каких-либо оттенков, за которые можно зацепиться. Но можно попробовать...

Итак, по прошествии чуть более двадцати лет, после того как я получил опыт пробуждения Кундалини, произошло много изменений в мировосприятии, мироощущении. Появились интересные способности. Произошло укрепление всей тонкой системы. Произошло избавление от многих ненужностей в голове. Обретены знания, без которых не представляется дальнейшее существование. 

На некоторое время имени Матери не хочется касаться. Первоисточник пусть немного отдохнет от своего беспокойного ребенка. Знаю, Мать обязательно позже даст пояснения. Интересно сейчас проверить самого себя, правильно ли мое восприятие и оценка открывшегося...

Продолжим. Два десятилетия позади. Обретенный опыт изменил меня, как человека, до неузнаваемости. Изменения эти произошли, главным образом, в основах, на которых держится человеческое сознание. Сегодня, если мне встречается человек разумный, достаточно нескольких минут, чтобы распознать, что накопил этот человек. Могу ли я научиться у другого человека чему-то, и сможет ли этот другой принять твои знания. Годы общения с себе подобными стерли почти весь интерес к людям. От этого изменилось и восприятие. 

Духовных ценностей у людей очень мало. В большинстве своем у всех все держится не на прочном фундаменте, а на условностях или фанатизме. Но, надо оговориться, на фанатизме в хорошем смысле слова. Людей часто стимулирует фанатизм к работе, к каким-то идеям, к целям, свойственным человеческой природе. Это не критика, это данность, к которой я пришел. Среди этих людей много надежных друзей, хороших знакомых. Они все – часть моей жизни, как и я – часть их.

Многоцветность человеческих судеб, энергетики, которая исходит от общества – все это однажды заняло в моем сознании свое место. Теперь я смотрю на эту живую сферу как бы боковым зрением, что ли. Пространство перед тобой немного очистилось от людей, и ты больше стал уделять внимания непознанному. Люди редко несут частицы этого непознанного, ты не находишь в них тех богатств, которые уже раскопал внутри себя. Люди еще не познали самих себя и не открыли собственное богатство. Большинству еще нечем поделиться с тобой. 

И, как следствие, ты оставляешь людей в покое, желая побыстрее познать свои внутренние резервы и тем самым помочь тем, кто желает сделать то же самое. Во всяком случае, ты не утаишь, расскажешь, как это происходит и происходило с тобой... Освободив немного свое внимание путем потери интереса к окружающему, ты продолжаешь работу и в данную минуту. Внимание будто выздоровело, оно больше не хочет отвлекаться на что-то, пока не проникнет в то, о чем я и не догадываюсь.

Это «ничто», которое встало сегодня передо мной, притягивает, как магнит. Чувствуешь, что это что-то грандиозное. Внимание твое, когда пробивает себе дорогу к этой области, собирается в пучок. Тогда оно очень сильное, стремительное и прочное. Но вот какая штука происходит: когда оно пересекает границу «ничто», оно рассыпается, рассеивается в разные стороны. Ощущение такое, что здесь твое внимание не выживет, если будет собрано.

В этом таинственном вакууме слишком большое пространство. При всей универсальности твоего внимания, его здесь не достаточно. Здесь оно должно поделиться, клонироваться. Его должно быть много. Только тогда ты освоишь этот вакуум. Но это лишь ощущения на данный момент. Они основаны на том, что проникновение в некую область «ничто» состоялось. Ты уверен в этом. И здесь внимание твое, как одинокий путник, начинает блуждать по просторам без дорог. 

Ощущение такое, что познать этот вакуум можно лишь одним способом – заполнить его своим размноженным вниманием. Но ждет ли это пространство гостей? Тоже вопрос. Хотя, что тут думать, это уже произошло. Будто нам, людям, приготовлен некий мир, в который мы можем проникнуть. Мы в него все и стремимся, молясь, мечтая, ожидая, надеясь все эти тысячелетия... Это тоже пока лишь ощущения. Здесь срабатывает интуиция, и хорошо бы, если бы она не подвела...

Просто не хочется умирать, стоя на месте. Хочется идти. Идти потому, что ты прекрасно осознаешь, что ты не прошел еще и малой части своего предназначения. Пока ты ученик младших классов. Все оттягивая момент повествования о том, как это работает, я будто уговариваю себя погодить, не выдавать секретов. Но что толку молчать об этом, когда это предназначено нам всем...

Итак: «ничто», вакуум... Что со мной происходит, когда внимание мое проникает в эту область? Прежде всего, внешне ничего незаметно совершенно. Разве что небольшая рассеянность. Это выглядит так, как будто я занят каким-то размышлением. Будто мне нужно решить какую-то задачу, как ученому нужно доказать теорию, и он денно и нощно привязан к поиску. Внимание будто знает: оторвется – и будет упущен момент. Нужно все время держаться за малейшую нить.

Ты же встретил целый слой сознания, о котором не догадывался, и тебе нужно проникнуть внутрь и попытаться понять, прижиться, увидеть, осмыслить его. Есть еще четкое ощущение, будто, когда внимание входит в этот вакуум, ты как бы над законами, на которых все держится. На ум приходит такое понятие, как иное измерение. Голова здесь вообще ничего не понимает, ну совершенно. Здесь очень помогает твоя приобретенная способность, на сколько это возможно, осознавать – сразу и максимально все.

Но эта способность во мне еще так слаба. Я часто не понимаю очевидного. Например, когда Мать в меня вкладывает ту или иную информацию. Далеко не сразу до меня доходит, как говорится. Но нет ощущения, что нужно стоять на месте из-за этого. Хочется все же войти в это ничто и познакомиться с ним...

День проходит, как и любой другой день, за исключением того, что внимание мое все время умножается. Этот процесс стал очевиден не так давно. У меня будто прибавилось работы. Сущность собственная требует, чтобы она имела большое внимание. Одного человеческого недостаточно. Здесь и мысли о коллективности посещают. Не это ли должно произойти, не этого ли от нас ждут? Когда мы, каждый из нас, проникнем со своим вниманием в это «ничто» и, заполнив его, осмыслим себя чем-то коллективным...

Как только внешний мир мне подбрасывает задачу в виде каких-то дел, переговоров, обязанностей типа: сходить в магазин, ответить на чьи-то вопросы или поддержать общение, – все это не может овладеть моим вниманием надолго. Минута – и любая задача отодвигается. Прежде всего, через секунды, как только что-то начинает отвлекать твое внимание, исчезает интерес. Просто напрочь исчезает интерес. Как будто включается защита. Внимание не успевает покинуть «ничто» и вгрызается в него с новой силой.

Внимание ни при каких обстоятельствах не хочет покидать эту область. И мне почему-то радостно от этого и очень приятно внутри. Казалось бы, когда появилось виденье, там столько всего происходило! Сиди себе и смотри, как телевизор. Но нет, со временем исчез интерес даже к этому. Ты видишь людей насквозь. Тоже, вроде, интересно, но и это быстро надоело. Даже видеть Мать все время желание пропало, хотелось ощущать Ее. Это говорит об одном – о воссоединении. Ведь когда ты есть ты, то не будешь же ты все время смотреть на себя. Исключаем женщин с их особенностями – им без зеркала никак.

И вот я натыкаюсь внутри самого себя на некое огромное пространство, в котором ничего нет будто. И оно манит, притягивает внимание с такой силой! Что это? Вопрос, который пока открыт для меня. Но уже есть некоторые догадки и небольшой результат. Прежде всего, этот вакуум здорово оберегает мое внимание. В нем есть некая сила, которая не распыляет, а приумножает мой единственный инструмент – внимание. Внимание само желает проникать в это «ничто». 

Присутствует уверенность, что это «ничто» очень хорошо знакомо Первозданности. Здесь ощущается вечность без начала и завершения. Здесь невозможно найти границы. Мое внимание уже поняло это. «Ничто» – само в себе, и оно же – везде. Головой лучше и не лезть в это, чтобы понять. Лишь мое тело может чувствовать какие-то сигналы оттуда. Тело будто подключилось через внимание к скрытому источнику. Конечно, мне думалось и о ложности этого явления.

Тогда я начал наблюдать за внешней жизнью своей. Если ты сбился с дороги, то очень скоро это даст знать о себе как разрушение социальных структур вокруг тебя. Все начнет ломаться. А эти изменения я научился замечать на самой ранней стадии. И ничего подобного не произошло. А ведь прошло уже несколько месяцев, как я только признался, наконец, перед самим собой, что давно уже пытаюсь освоить что-то непонятное. При этом шли виденья, и контакт с Матерью не утерян. Все совершенно так, как и раньше.

Это дает надежду, что сознание не попало в ловушку. Да и ощущения говорят иное – все пока хорошо. Просто очередное состояние, которое не очень похоже на познанные ранее...
Когда никого нет рядом, действие продолжается в том же духе. Одно дело, когда тебя отвлекают из внешнего мира. Но когда я остаюсь один, происходит то же самое. Стоит появиться некоей «опасности», которая забирает мое внимание, типа интернета, телевизора, каких-то домашних дел, вакуум быстро устраняет и это. Я стал замечать, что совершенно не вижу, что происходит в телевизоре, какие дела делает мое тело. Ловлю себя на том, что чем-то занят.

Но и это не все. Самое интересное, что внутри самого себя, на уровне «о чем бы подумать», происходит все точно так же. Размышления на различные темы стали труднодоступными будто. Только о чем-то задумаешься по своему желанию, мгновенно «ничто», в котором купается внимание твое, будто говорит: «Ну куда, куда понесло тебя, разве там ты что-то найдешь?..» И действительно, думаешь о ерунде. Ерундой становится все, совершенно все. Даже размышления о высоком тут же куда-то испаряются, а о чем-то приземленном – и подавно.

Причем этот вакуум не открывает своих тайн. Я так ничего толком и не знаю о том, где оказалось мое внимание. Но только штука эта сильная, мощная. В этот настоящий период там, где я вижу Мать, когда пишу виденья, все завалено чистыми листами бумаги. Весь пол в чистых листах. Мать сидит, и вся в этих листах Своим вниманием. Она держит в руках такие же чистые листы. Они везде, и их все больше и больше.

Внутри меня появилось ощущение, что я еще ничего и не написал толком для содержания книги. Ощущение такое, что все основные, самые значимые вещи еще только предстоит написать. Надеюсь, это не перед смертью... А то разгонишься, а тут привет...

Так вот... Вакуум этот. В нем быть приятно, но как-то неспокойно пока. То ли от того, что это не знакомо еще уж очень. Или я перевозбуждаюсь немного. Штука интересная, но непонятная. Все на ощущениях, на осознании. Радостно там как-то, чувствуешь радость от того, что добрался наконец-то. Часто стал ловить себя на том, что состояние свидетеля не нужно уже включать специально. Это состояние само собой поддерживается. От этого постоянно попадаю впросак. Кто-то что-то спросит, не понимаешь – зачем и что надо ответить.

Полное расслабление от способности думать. Думать не о чем. И хочется охватить что-то большое внутри. Смотришь в телевизор, видишь, как умные люди обсуждают какие-то политические дела или проблемы, и не понимаешь, зачем они столько говорят? Видишь, показывают человека, который что-то придумал, и не понимаешь, зачем он это придумал и зачем это всем показывают? Причем вещь, которую он придумал, может быть очень полезной. Но ты перестаешь понимать происходящее. Точнее, ты начинаешь видеть массу ненужностей, которые воспроизводит человечество.

Так я, вроде, и до этого все это видел. Но что-то изменилось внутри. Теперь ты вошел в состояние, когда на ненужные события жалко тратить внимание, и это воплотилось практически в твою ежедневную жизнь. Однако может сложиться впечатление, что мой разум теряется на глазах. Когда ты описываешь столько деталей, вполне может сложиться такое впечатление. Как раз в моих буднях происходит все, как и раньше. Сломается там стул или плитка отвалится – пошел и сделал. Так же варишь суп ребенку или ходишь на школьные собрания... 

Все дела делаются, как и делались. Внешне вообще ничего не изменилось. Люди не замечают твоих внутренних изменений. Но вот твои внутренние ощущения – ты так далеко от всего этого! И странно, что этого никому не видно. Но, собственно, зачем кому-то это нужно видеть? И говорить об этом посторонним не стоит, разве что в общих чертах, доступным языком. И не совсем об этом, а о простом, о том, что мы узнавали в самом начале... 

Над нами есть некая сфера, некая область, в которой нет того, что мы называем конкретикой. Нет ничего конкретного и определенной формы. Но сфера эта существует, и она очень насыщена жизнью. Жизнь эта не видна глазу человека, она может только почувствоваться дошедшему, проникшему в нее. Жизнь в этой области над нами состоит из невидимых, настолько маленьких частиц, что вполне уместно сказать, что они не существуют, настолько они малы. 

Это так называемая размытая форма жизни из сверхмалых частиц, которых и нет будто, потому что таково тело самого совершенства. Иным оно и быть не может. Самое универсальное, совершенное, может быть сверхмалым и объемным одновременно, потому человеку трудно даже представить, что это такое. Мои человеческие ощущения лишь примерно могут охарактеризовать необъяснимое и непознанное явление. Признаюсь перед собой, что опыт мой пока в данном вопросе – все равно, что песчинка в пустыне...

Пока же остаются ощущения, желание, что это нужно познать. Внимание больше ничего не хочет на сегодня. Этим нужно жить, отдаться полностью, хотеть узнать. Только бы не исчезло это стремление; это единственное, чего немного опасаешься. Есть такая привычка: когда долго не получается что-то, оставляешь это и замираешь до тех пор, пока вечность не найдет новый способ увлечь тебя. 

Забыл еще сказать про этот вакуум. Не могу определить свое местоположение. Пропала способность определить, где ты в данную секунду находишься. Не в буквальном смысле. Как бы это пояснить... Есть созерцание, приятная легкая радость, есть осознание, что принадлежишь этому мирозданию, есть осознание, что ты жив сейчас как-то не так. В тебе есть жизнь, но нет точки опоры, нет соприкосновения с чем-либо. Нет ограниченности, нет ничего, за что можно держаться, потому что этого больше не нужно.

Есть нечто, чем ты наполнился, и оно везде, всегда было и будет. Есть уверенность, что с тобой все хорошо, и будет так всегда. Ты есть, но где ты – не можешь сказать. Ты везде сейчас. И ты – кто-то другой на самом деле, нежели ты думал до этого. Больше нет ничего из того, что было до этого, и есть все, что будет теперь всегда...

И еще... Не стыдно смотреть в глаза Бога...