(Глава 76) Не познавшие любовь...

Мое недавнее посещение программы в Москве натолкнуло меня на простое определение происходящего сегодня в Сахаджа Йоге. Получив одинаковое питание, толчок, пробуждение, часть из нас не познали до сих пор любовь, всю глубину этого явления, всю прелесть и ценность этого качества.

Любовь – красивое слово, и многие очень часто произносят его. Это слово уже заерзано, им пользуются и нечистые на руку люди, чтобы завуалировать свое невежество, скрытую агрессию, откровенную ненависть... И еще, многие, произносящие это слово, применяют его потому, что знают о любви чисто информативно, как ученые – о Боге. Как правило, лжегуру используют такой прием – много говорить о Боге, о любви, о добре...

Когда в человеке накапливается много мусора от ума – он уже потерян. Внутренний мир заполняется пустыми фразами и пустой активностью. Человек думает, что он что-то делает для Бога. Будучи слепым совершенно, такой человек превращает в агрессивную любую свою активность. Привязанность к своему положению, к деятельности «праведной», незаметно истощает человека, и он превращается в нечто, не приносящее плодов... Никаких.

Признаюсь, шел на программу с неохотой. Меня попросили выступить. Почти четыре года я не был в коллективе. Один из йогов не рекомендовал мне выступать, поскольку я вроде как пришел, прежде всего, к Матери. Эта условность еще жива в людях. Вроде пришел я к Матери уже давно, но в головах еще существует эта странность. Наверное, имелось в виду, что пришел я в то место, где особенно чувствуется присутствие Матери. Но тогда наоборот, выступить было необходимо, поскольку место это никак не должно быть похоже на свалку.

По сути, это не была программа. Люди раздражены, неспокойны. Чувствовалось, что в последние годы их превратили в существ, внутри которых только мысли, неизвестность и суета. Многие подходили, приветствовали. Я узнавал знакомые, родные лица. Семья, моя семья, в которой много непорядка сегодня. Многим из нас так и осталось незнакомо понятие «человеколюбие». Мы критикуем друг друга и откровенно не любим.

Это свойственно и старым йогам. Тем самым, не познавшим любовь. Они и сегодня ищут, за что любить других, тогда как нас любят всяких. И об этом все знают, но для себя решают, что другие должны заслужить, за что их любить. Зерна, брошенные когда-то, далеко не все упали на благую почву. Часть из нас растет на камнях и у пыльной дороги. Как результат – полная неразбериха. Перемешанность – как следствие необходимости всем быть в одном коллективе, закончилась.

Мать дала добро на свободное распространение Метода и на свободное единение людей, хоть по три человека. Главное, чтобы становление и распространение продолжалось. Дав нам возможность сохранить прежний порядок, Мать терпела какое-то время и теперь, когда стало очевидно, что мы не справились, отпустила всех на свободу.

Не познавшие любовь очень любят деньги. Мне рассказали, что в России ежегодно с людей собирается примерно 500000 долларов. У руководителей теперь есть зарплаты и поощрительные премии. Людей попросту покупают за служение совету. Это происходит уже повсеместно. Кстати, именно это было первой причиной, по которой меня когда-то удалили. Мне позвонили наши руководители и предложили зарплату.

Сам факт, что это деньги из тех, что сдают люди, никак меня не мог устроить. Я отказался. Потом последовали обвинения в создании бизнеса, и так далее... И, как все видят, сами построили бизнес. Сбор денег идет круглый год. Превратив Сахаджа Йогу в бизнес, выдвинувшие себя руководители, наверное, полагали, что теперь они пожизненно будут «в шоколаде». Неплохая работа проведена с молодежью. В этом я лично убедился на программе.

Стоя с микрофоном в руке перед людьми, трудно говорить, когда за твоей спиной играют и поют. Просьбы мои к молодым ребятам перестать играть были проигнорированы. Они выполняли команду старшего – заглушить речь говорящего. Человеколюбие, возможно, будет познано ими позже, но пока его нет в этих молодых ребятах. А мне очень хотелось рассказать, что я когда-то вот таким же, как и они, пришел в йогу... Но кто-то из второго ряда выкрикнул, что им неинтересно как я пришел в йогу.

Возможно, это и вправду неинтересно. Хотелось по-доброму поприветствовать всех и рассказать, зачем мы шли в йогу. Рассказать о становлении, о своем опыте, о глубине, которая столь многогранна и бесконечна...

Человек видел меня впервые, и вдруг такая реакция. За пару минут до моего выхода часть людей стала уходить из зала. Когда я взял микрофон, его отключили. Подошел молодой парень, выступавший до меня, и стал помогать включить микрофон. Люди, тем временем, покидали зал. Когда микрофон заработал, я попросил не уходить, вернуться… В результате, руководство быстро сориентировалось и объявило Аарти. Все встали и начали петь. Естественно, пришлось оставить микрофон...

И полетело Аарти с «чудесными» вибрациями... А мне думалось: «Они и вправду считают себя йогами?..» Несчастные, очень несчастные люди сегодня в коллективе. Превратившись в покорную массу, сегодня люди все-таки просыпаются. Это следовало сделать раньше. Хочется надеяться, что теперь все изменится к лучшему. Сегодня я посмотрел на Мать, на то место, где перед Ней сидят йоги. Увидел, что Мать укутана теплыми вещами. В последнем путешествии я уже наблюдал, как Мать набрасывает платок. Мне думалось, что это будто сборы в дорогу...

Сегодня я все понял через секунду, лишь взглянув на Мать. Ей холодно там, где перед Ней йоги. Матери холодно. Холод означает лишь одно – агрессия от людей. Этот холод исходит от Ее детей, идущих за Ней и не познавших Любви. Эти люди начинают излучать такой особенный холод, когда замораживается все вокруг. Сердце, попавшее к таким людям, быстро холодеет. Они начинают других превращать в себе подобных.

Можно укрыться на первое время, но очень скоро холод начнет проникать под одежду. Это будет остановлено таким вот образом: на земле перед Матерью появится трещина, она отделит людей, сидящих перед Ней. Место перед Матерью претерпело осквернение, земля стала черной и холодной. Это место будет оставлено Матерью. Сидящие перед Матерью будут пребывать в иллюзии, что все хорошо. Те, кто разобрался в ситуации, уже ушли. Им вслед смотрели оставшиеся и думали о них плохо.

Дальнейшие события я увижу позже. Пока же портрет Матери будет главным для не познавших любовь. Они будут жить и существовать для портрета, для изображения. Мать живая, Ее природа им неинтересна уже, и они не считают это главным. Познавать природу Матери в их среде запрещено. Теперь в их головах главное – портрет. Иллюзия полностью победила этих людей и будет укрывать их долгое время, ограждая от остальных. Вскоре они не смогут мешать никому, закроются в своем мире, тихо проклиная всех и вся.

Что для меня странно – я не вижу, что их будут спасать. Их оставят в покое с обложкой Сахаджа Йоги. Суть же, бесценные страницы с этими знаниями, давно в руках других. Страницы не оставят им по желанию овладевших. Мать не противится исходу дела и оставляет часть своих детей с их выбором. Желание проявлено ими явно, и они утвердились в нем в своей свободе.

Во многих городах России сегодня люди начинают открывать залы на свое усмотрение. Собираются группами разной численности и начинают жить без управления. Мне приходят сообщения, что многие и многие пересматривают свое положение и отказываются быть ведомыми кем-то, кроме Матери. Выполняя Ее последнее поручение, Сахаджа Йога в России становится свободной.

Новая опасность встает перед йогами. Это пострашнее советов всех вместе взятых. Эта опасность – поверхностность. Самое страшное для йогов – застрять на поверхности. Избавившись от угрозы советов, мы рискуем остановиться в росте. Когда все хорошо – трудно идти дальше. При таком раскладе количеством мы вырастем, но качеством оскудеем. Очень большая условность прочно сидит во многих из нас, будто мы в порядке. Работы еще много с собой, хорошо бы не забывать об этом...

Июль 2010 г.