(Глава 239) В трех мирах

8.5.16 

Не раз Шри Матаджи хорошо отзывалась про известного психиатра К.Г. Юнга. Помнится, я даже купил и прочел несколько его книг. Этот ученый знаменит своими исследованиями в области психиатрии. Большое внимание Юнг уделял изучению сновидений, как источнику коллективного бессознательного, в котором видел ключ к решению многих проблем людей.

Юнга можно считать еще и "первым космонавтом", который поднялся в ближние слои космоса во время клинической смерти. Он в точности описал вид планеты со множеством особенностей, которые нашли свое подтверждение лишь после того, как люди поднялись в космос на космических кораблях.

Вспомнить Юнга заставили изменения, которые происходят в сознании. Признаться, мне трудно было понять в чем именно ценность исследований Юнга именно в области сновидений. Мы знаем, что подсознание вроде как содержит в себе множество тенденций, следов от прошлой деятельности. И только сейчас стало более-менее ясно почему эта область нашего сознания столь важна. Похоже, что подсознание, это не только отпечаток деятельности личности, но и одна из составных частей нашей настоящей скрытой природы.

В древних писаниях не раз натыкался на упоминания об этом. Наше сознание имеет три вида состояния, это: состояние бодрствования, состояние сновидения и состояние глубокого сна. Самое загадочное из трех, это состояние глубокого сна. Что с нами происходит в нем, мы не помним. Состояние сновидения нами фиксируется, но не контролируется. Ну и самое доступное нам, это состояние бодрствования, которое является видимой поверхностью нашего скрытого "Я".

За годы медитаций замечена одна закономерность: чем гармоничнее мое сознание в бодрствовании, тем более приятными и безопасными становятся сновидения. Все сталкивались в жизни с такими снами, в которых происходит что-то пугающее. Мы видим иногда ядовитых змей, чудовищ, опасную высоту. Иногда за нами кто-то гонится и мы испытываем жуткий страх во сне. Со временем, когда мидитационное состояние прочно входит в нашу жизнь, мы избавляемся от различных видов страхов и тревог. Это сказывается и на наших снах. Сновидения перестают быть тревожными или это происходит крайне редко. 

Когда выяснилось, что состояние сна, это тоже наше сознание, а не только нечто пришедшее откуда-то, появилось желание разобраться, почему мы не можем контролировать себя во сне. Замечена еще одна особенность: чем меньше наше эго, тем скромнее мы ведем себя во сне. Я, например, обратил внимание, что в снах из меня теперь "веревки можно вить". Я не сопротивляюсь, редко воюю, чаще веду себя, как овечка, с которой можно делать что угодно. Почему же это происходит и почему я не могу в своих сновидениях использовать опыт бодрствования и свой характер, которым обладаю днем? 

Ответ пришел сам собой. Впрочем, о нем было не трудно догадаться. Засыпая, у нас выключается самый грубый ментальный инструмент - наш ум. Во всяком случае, самая активная его часть как будто перестает действовать. В сновидениях я никому ничего не диктую, чаще я ведомый и почему-то очень податливый. Скорее всего это связано с тем, что мое эго в повседневности почти исчезло и максимально стало расслабленным. Поэтому это стало отражаться и во сне. 

Присутствует даже некая беспомощность, будто я потерял свое взрослое сознание и превратился в дитё малое. Это неплохо, конечно, но немного уязвимо. Однако со временем и это изменилось. Когда во сне необходимо действовать, ты действуешь как того требует ситуация. Иногда необходимо и дать отпор и повоевать. Но сделать что-то сегодня во сне нехорошее стало практически невозможно. Поведение стало образцовым. 

Таким образом, вывод напрашивается сам собой: все позитивные изменения сознания в состоянии бодрствования, ведут к позитивным изменениям на всех уровнях сознания. И скорее всего, что-то меняется и на уровне глубокого сна, но там не действует память и невозможно ничего вспомнить. Скорее всего, вспоминать особо и нечего. Если состояние глубокого сна похоже на Реальность, о нем особо и нечего рассказывать. Глубокий сон, как говорят мудрецы, является нашим истинным состоянием, но доступно оно лишь при засыпании. 

Известный святой Рамана Махарши часто говорил, что наше "Я", это и есть глубокий сон, который мы переживаем каждые сутки. Каждую ночь люди погружаются в свою настоящую природу и даже не догадываются, что это и есть наше истинное самоощущение небытия и наслаждения. Ведь всем очень приятно проваливаться в глубокий сон и наслаждаться отсутствием всякой активности ума, когда ни о чем не думается, ничего не хочется и ничего не надо делать. 

И если обычным людям это состояние доступно только во сне, то йоги, проникая в глубину своего внутреннего мира, становятся способны проявлять это состояние в любое время. Именно это и является лучшим результатом всех настоящих искателей. По большому счету, чтобы впрыгнуть в свою настоящую природу небытия, наполненного наслаждением, ничего не нужно, кроме как подняться в духе над своим эго и погрузиться в глубокий сон, и при этом можно оставаться в бодрствовании. 

Нам нужно научиться "засыпать" не засыпая. Если научиться "засыпать" в бодрствующем состоянии, то можно жить, пребывая постоянно в медитации. А если этому научиться хорошо, можно пребывать в очень глубокой медитации и продолжать жить, как все вокруг. Происходящее начинает видеться кинофильмом. Собственная личность наблюдается со стороны. Появляется приятность от игры Парамчайтаньи, которая развлекается с твоей личностью, придумывая различные забавные сюжеты.

Что происходит в глубоком сне? Как минимум ничего. Это абсолютный покой. В бодрствующем состоянии этот покой можно еще и осознавать. Это и есть сверхтонкое состояние сознания, когда одновременно осознается неизменность своей сути и принимается проявленность Божественной игры. В этом состоянии йог подобен открытой двери, за порогом которой необъятный космос. Люди, находясь рядом, могут ощущать необъяснимое величие, исходящее от такого человека. 

Для последователей тех или иных учений, часто путь к такому состоянию кажется бесконечно долгим, завершение которого, в неком далеком будущем. Нет сильной веры, что путь может закончиться сегодня или завтра. Искатели надламывают свою веру и попадают в сети собственного ума, что путь этот закончится очень не скоро. Что завершение пути где-то очень далеко и их удел лишь в том, чтобы исполнять ритуалы, посещать занятия, прилежно выполнять все рекомендации и медитировать. 

А ведь освобождение всегда находится перед носом, оно всегда здесь и сейчас. Чтобы завершить свой путь, нужно лишь почаще останавливаться и задаваться вопросом: "Кто я такой", после чего исследовать себя, прислушиваться к себе. Познать кем я являюсь, это главное, чего мы должны просить у Бога. Часто искатели просят что-то другое. Именно поэтому их души никак не могут вырваться из круговорота перерождений. Но до этого самого главного желания нужно тоже дорасти. 

Теперь мы узнали, что достижение настоящей свободы, это когда сознание находится одновременно в трех состояниях: Бытие-Сознание-Блаженство. Сат-Чит-Ананд. На практике это выглядит, как абсолютный внутренний покой, самоосознание себя, как Ничто и блаженство от своей тонкой природы, которое отражается также и здесь, на поверхности, нашей личностью. Это завершение пути человеческого и проявление вечной собственной сути. Это начало бесконечного путешествия в утонченности своей сущности.

Когда путь закончен, не требуется больше поклонений, медитаций, пудж. Не нужно забивать или сжигать негативность, не нужно чиститься. Все прекращается, когда происходит свершение. Собственная природа ощущается океаном покоя, на поверхности которого, играют волны. В таком состоянии вся активность происходит уже не совсем по собственной воле. Волны на поверхности океана создаются не океаном, а ветром. Океан лишь позволяет ветру играть с его верхним слоем. 

Йог, пребывающий большей частью в глубоком сне, больше не действует от своего ума, его тело в руках Божественного Начала. Именно поэтому все, что делается или произносится святыми, столь драгоценно и имеет силу. Глубокие йоги не трещат, как сороки обо всем подряд без остановки, а если что-то похожее и случается, значит есть кто-то, чей дух не раскачать иначе. Святые подобны врачам, получающим знания о методе лечения непосредственно во время общения с нуждающимся. 

Иногда святые могут быть строгими или не понимающими чувства такта, иногда могут повысить голос или изобразить гнев. Сам святой в это время ничего не делает, а лишь созерцает, как его тело используется в данную минуту Божественностью. Освобожденный может изображать путь и исполнять ритуалы, может игнорировать их, может не замечать весь мир или принимать мир. Его поступки лишь игра высшего бесконечного сознания, частью которого теперь является сознание освобожденного в своей осознанности, а иногда и без нее.

Искателей, установивших все три состояния, можно назвать царями трех миров. Их, кстати, так и называли в древние времена. Сегодня достижение такого уровня сознания стало реальностью и для современных искателей. Планета уже благословлена такими душами благодаря Шри Матаджи. Они очевидность неизреченной глубины духа превращают для себя в реальность, а очевидность физического видимого мира превращают в сновидение...