(Глава 117) Подарок небесный...




Даст Бог и пройдет немало лет, когда ты вырастешь и прочтешь эти строки о себе. Мой дорогой сын, которого послало мне небо, как подарок чудесный. Твое рождение было предопределено и вероятно ты сам избрал меня заботиться о тебе...

Я расскажу как родился ты и что предшествовало твоему появлению. Давно еще, нам было сказано Матерью, что в мире небесном много душ, которые ждут своего рождения. Души, которые хотят прийти сюда для своей реализации и ищут родителей, которые смогут помочь им в этом. Когда-то и твоя душа ждала своего момента.

Мы сидели перед Матерью и Она спросила нас с женой, прошли ли мы свадебную церемонию в Индии? Узнав, что нет, Она приказала быть в текущем году непременно. И в декабре 1995 года мы были в Индии на берегу Ганапатипули, где ежегодно проходили встречи всех йогов мира. Церемония свадеб была очень красивой и ужасно утомительной, я еле выдержал это испытание. Сбил все ноги, отравился и на следующий день слег.

Будто прошел через жернова какие-то, после чего судьба моя стала меняться очень быстро. Незадолго до твоего рождения я видел сон: Мне сообщили, чтобы я прибыл к Матери. Я ехал на автобусе на эту встречу и мне попадались на каждом столбе рекламные плакаты. С одним и тем же изображением. На меня смотрела морда свиньи. Большая такая, смотрела прямо в глаза. И я почему-то знал, что это изображение означает Мать.

Позже мне что-то рассказывал Богдан на эту тему, про какую-то легенду о перевоплощении... Сейчас я не вспомню. И вот приехал я в нужное место, поднялся по лестнице на второй этаж, вошел в помещение, где была Мать. Меня кто-то проводил в комнату. Мать была занята. Явно было видно, что Ей не до меня. Я тихо присел в уголке и стал ждать.

Шри Матаджи сидела перед зеркалом и начесывала волосы. Прическа странная, похожая на солнце. Волосы должны были непременно торчать во все стороны и с разным светлым оттенком. Мать делала что-то вроде звезды со множеством лучей заостренных на концах. Процедура трудоемкая и Мать торопилась. Она кого-то ждала.

И этот кто-то вскоре появился. Я увидел входящего старца. Сухой, тощий, он предстал перед Матерью и его приветствие выглядело так же странно, как все в этом сне. Он лег перед Матерью на спину, приподнял ноги и стал делать движения, похожие на "ножницы" во время утренней зарядки. Далее последовал провал.

Меня лишили возможности слышать разговор. Мое сознание появилось, когда тот старик исчез. Он не ушел, а именно исчез из помещения. Мать так же вышла в другую комнату. Из нее мне вынесли поросенка. Дали мне в руки и сказали, что это подарок мне от Матери. Теперь это мое. Я взял в руки этого крохотного поросенка, размером с родившегося ребенка.

Кожа красненькая, тепленький и гладенький. Так я и вышел с этим поросенком на руках, обдумывая все происходящее... Вскоре родился ты. Когда я тебя увидел в роддоме, ты мне показался так похожим на того поросенка. Так и звал тебя несколько первых твоих лет - поросеночек мой. Позже мне сказали, что очень похоже на то, что во сне этом я видел, чью душу мне придется воспитывать и растить. Тот старик будто поэтому и исчез, переродившись.

Но кто он, мне не известно. Только позже, по твоему характеру я стал замечать, что ты не простой человек. Некоторые особенности твои поражали меня не один раз и сейчас ты остаешься для меня таинственной книгой.

Рождение твое принесло мне столько счастья, что я даже не мог представить себе, на сколько можно быть счастливым, когда у тебя рождается ребенок. Я готов был сделать все что угодно для тебя. Накупил тебе пеленок и разных прочих одеяльцев и ползунков. Ты родился в первый день зимы. Вокруг было белым бело от снега. Радости моей не было предела.

Перед тем, как забрать тебя из роддома, я всю ночь клеил тебе люльку из картона. Я сделал ее в виде кораблика, просторную и прочную. Из нескольких слоев картона с бархатной вишневой обшивкой. Кораблик получился красивым и крепким. Спал ты в нем не много, всего лишь раз пять. Свободолюбивый, тебе понадобился весь наш огромный диван. И еще часто ты спал у меня на животе.

Мы не пеленали тебя с прижатыми ручками, как это принято, давая тебе свободу действий. Очень быстро ты начал осваивать пространство. Было видно, как не хватает сил тебе и умения скоординировать движения. Глазами ты видел, но тело еще было мало, чтобы везде побывать и все потрогать. Ну а когда ты начал ходить, тут уж спокойная наша жизнь закончилась.

Я опасался, что ты перевернешь мне все мои принадлежности, которых у меня было огромное количество на стеллажах. Масса кассет, книг, бумаги, аппаратуры со шнурами. Боялся тебя впускать в свой кабинет. Но как не странно, за все время ты ничего не сломал и даже не опрокинул. Пожалуй это было первым моим удивлением - как ты мог понимать, что ничего нельзя трогать и тянуть.

Никогда мы не слышали истерик от тебя. Никогда не было нытья. Когда ты подрос и уже многое понимал, прося очередную игрушку и не получив ее, терпел, когда будет возможность получить ее. Твое терпение поражает меня и сегодня. Когда тебе было лет пять, ты подцепил где-то в песке вирус и на руках начали расти бородавки. Мы долго мучились с этим помнится.

Когда тебе выжигали их жидким азотом, ты мужественно терпел боль. Плакал, кричал, но терпел и не убирал свои ручки. Я обещал тебе любую игрушку, Макдональдс, только бы ты вытерпел очередную процедуру. И ты был молодцом, все терпел. Ничего не помогало и я отчаялся в какой-то момент. Проник в твои руки и сам стал разрушать вирус. И одновременно с этим нам подсказали о чистотеле - простом народном средстве. Несколько лет бесполезного лечения закончились через десять дней. Твои руки очистились и только один шрамик остался на них, как напоминание о том твоем первом испытанием болью.

Ты всегда был и остаешься моей гордостью. Мне не стыдно за тебя. Никогда не было стыдно. Даже когда ты попадал в истории, уже учась в школе, мне не было стыдно за тебя. Только когда мама оставила нас, я боялся за тебя. Тебе было еще не полных четыре года, когда ты пошел в садик. И каждый раз, идя в сад, ты спрашивал меня, приду ли я за тобой? Несколько раз ты спрашивал меня об этом, пока мы шли по дороге в твой садик.

Я понимал, что ты чувствуешь потерю мамы и уже опасаешься потери папы. Мне оставалось дать тебе любви за маму и за себя. И все эти годы старался для тебя как мог. Через пару лет я заметил, что ты совершенно не чувствуешь себя ущербным. Только когда наступало 8 марта и все дети поздравляли своих мам, ты молча переносил этот праздник. Мама редко появлялась и напоминала о себе. Со временем она исчезла из твоей жизни и теперь просто мама, которая где-то далеко.

Ты никогда не слышал плохого от меня о маме. Она просто уехала от нас и жила отдельно. Ты давно смирился с этим. Я наблюдал, каким счастливым ты растешь. Никто не мог сказать, что рядом с тобой нет мамы. В школе долгое время и не знали об этом. Папа старался и у тебя всего было в достатке. Иногда мы что-то не могли купить сразу, но ты достойно терпел время. Компьютер свой ждал несколько лет и получил его, когда он у всех уже был.

Эти небольшие испытания только закаливали тебя. Сегодня я знаю, что ты не возьмешь без спроса деньги, не сделаешь ничего втихаря. Ты честен и открыт. Сострадание твое удивляет меня. В тебе врожденное прощение. Мы часто разговариваем и я обращаю твое внимание на твои качества, с которыми ты родился. Многое из того, что в тебе есть, мне пришлось зарабатывать десятилетиями.

Мне многие завидуют, когда узнают тебя. Я часто слышал от родителей, что ты очень мягкий и добрый мальчик. До сих пор вся детвора младше тебя с удовольствием играет с тобой. Конечно, когда ты подрос, ты попадал в истории. И та зажигалка, принесенная тобою в школу, купленная в магазине розыгрышей. Зажигалка при нажатии била током. Одна учительница увидела зажигалку и отняла. И если бы просто отняла, так она нажала ее.

Когда ее шарахнуло разрядом, был большой скандал. Меня вызвали сразу же в школу и мы с тобой предстали перед советом. Тогда ты написал даже объяснительную, что больше никогда такое не повторится. Поставил свою подпись под документом. А с газовым баллончиком история... Чуть не вызвали МЧС, проветривали всю школу, эвакуировали всех детей. Это было почище зажигалки и ножика, который нашел у тебя охранник.

И хотя не ты распылил баллончик, а его у тебя отняли и распылили, отвечать пришлось нам обоим с тобой. После того ограбления на улице, ты таскал баллончик этот. Все потом выяснилось и твоей вины не признали, но прогремел ты на всю школу и я заодно с тобой. Хотя шалости твои в основном невинные, чаще ты оказывался "виновным" из-за других. Как однажды твой товарищ бросил петарды в урну на остановке, помнишь...

Вы перепугали всех старушек. И на ваше несчастье милиция оказалась рядом. Вас задержали. Отвечать пришлось обоим вам, хотя не ты бросил петарду. Я уж даже начал опасаться, от куда столько историй с тобой происходит. Уж не гены ли это мои... Но этот период вроде закончился. Давно в твоей жизни все тихо и спокойно. Не сглазить бы...

Крепость твоего характера не похожа на мою в такие же годы. Я был слабее гораздо. Твое сострадание лишено излишних эмоций. Золотая середина будто встроена в тебя. Не боишься давно взрослых. Не боишься почти ничего, готов принять любое изменение жизни. Даже когда я пошутил, что скоро уеду навсегда жить в деревню, ты принял мое решение. Расстроился внутри, но виду не подал, готовя себя к предстоящим переменам.

Любовь, которая есть между нами спасает меня постоянно. Я готов, как прежде, сделать для тебя все. Был один период, когда я очень боялся потерять тебя. Ты был всем для меня и это пугало меня. Когда ты был маленьким совсем, я вспомнил библейскую историю про Авраама, которого Бог попросил отдать сына своего в жертву.

Эта история не давала мне покоя. Я знал, что дал обещание Богу пройти все испытания в этой жизни. Но это испытание было бы самым трудным. Я превратился бы в растение, потеряв тебя. А потом я решил, что если с тобой что-то произойдет, я уйду за тобой через несколько часов, чтобы помочь тебе в мире тонком, чтобы не оставить одного.

Удивительно, но Мать устроила мне это испытание иным образом. Тебе было три года тогда. Мы познакомились с Настей у наших общих друзей. Любовь зажглась быстро. Мы поняли, что любим друг друга. Она была готова заботиться о вас и стать моей женой. Она была молода и очень красива. Но мы оба были в йоге. Я не рискнул повторить ошибку.

Мы договорились, что Настя поедет в Индию и подаст анкету на брак. Мы решили, что если нам суждено, Мать увидит ситуацию. Тогда, в тот период случилось нечто, что отодвинуло тебя на второй план. Настя стала на твое место. И мне нужно было найти силы в себе отказаться от нее, если потребуется. Я вез ее в аэропорт на машине и сдерживался, пока она не прошла таможенный контроль. В машине я рыдал на обратном пути, рыдал навзрыд. Я отдал, сам отдал того, кого любил больше всех. Чувствовал - она не вернется...

Мне нужно было только позвать ее. Сказать два слова. Но пришло видать время поступать правильно. Она вернулась в качестве невесты другого человека. Это достойный йог. Из семьи, которая много лет дружила с семьей Матери. Я принял все как есть и страдания мои должны были исчезнуть со временем. Но тогда я не был столь сильным. Боль разрывала изнутри. И тогда ты еще раз спас меня.

Настя же призналась мне потом. Что вернувшись из Индии, она готова была все бросить и остаться со мной. Мне нужно было только позвать ее. Она не понимала, как она могла пойти в тот момент наперекор выбору Матери. И мы оба все правильно сделали тогда. Наши отношения были удивительно невинны. Мы только держались за руки иногда.

Лишь позже до меня дошло, что в какой-то степени я прошел через испытание через потерю того, кто был всем для меня. После той истории прошло много лет. Мое отношение к тебе изменилось. Я стал отпускать тебя и не давить своей привязанностью и излишней любовью. Ты растешь в свободе и любви чистой. Ты самостоятелен и ты не моя собственность. Мое дело - помочь телу твоему окрепнуть, научить тебя опыту своему.

Ты знаешь с детства о Божественности. Это есть в твоих недрах и ты помнишь об этом. В трудные минуты, я научил тебя просить помощи не у меня, а у Матери в первую очередь. Научил тебя вниманием своим не оставлять Божественное. И ты хороший ученик. Ты умеешь медитировать и делать бандан. И хотя протокол этот не часть твоей жизни, ты имеешь уважение к Матери.

Я старался, чтобы очевидное о мире Бога стало частью твоей. Чтобы сердце твое умело прощать всегда. Хотя мне не так много и нужно делать для этого. Часто я сам учусь у тебя. Твоя реализация еще не набрала обороты свои. Придет время и ты откроешь свой внутренний мир для себя. Я делаю, что в моих силах. Мои растраты на тебя приносят только радость мне. Ты знаешь, что папа отдаст все что имеет тебе, живет для тебя...

Через несколько недель тебе исполнится 14 лет. Ты еще юное создание, которое часто подлезает под бочек ко мне и тешится и балуется. Ты еще ребенок и наверное таким и останешься для меня, как и все дети для своих родителей. Я отпустил давно тебя в этом путешествии, но остаюсь рядом с тобой, любя тебя всем своим сердцем.


Иногда мне бывает неловко, но не за тебя, а за других детей, которые рядом с тобой ведут себя не достойно. Оставайся примером всем. Пусть люди видят как достойно можно вести себя. Будь лучше меня во всем. Помни мой сын - ты подарок мой от Бога нашего. Я очень благодарен за тебя. Мне очень повезло, что ты пришел ко мне в этой жизни и доверился моим рукам. Папа всегда будет с тобой...